Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Жестокость Бакаляра

12-06-2017

- Не сердись, соседка, а слушай сюда, я тебе скажу: я любил и люблю Спинеллочча, как родного брата, а вчера пристериг (хотя он этого и не заметил), что, напрягая моим доверием, он сходится с моей женой, как бы с тобой. Тем, что я его все-таки люблю, не хочу другой мести, как ему так по так заплатить: он с моей женой шутил, а я хочу пошутить с тобой. Когда ты на это не согласна, то я ему той несправедливости плашмя не пущу - такое ему сотворю, что ни он сам, ни ты рады не будете! Услышав ту язык и поверив соседу (ибо еще немало слов к тому пригнал в строку), Спинеллоччова женщина сказала:

- Ну что ж, Цеппоньку, как ты хочешь, чтобы месть на мне окошилась, пусть; сделай только так, чтобы за это дело твоя на меня не враждовала, и хотя она мне и нехорошо поступила, но я бы не хотела с ней розкуматися. - За это не горюй, - ответил Цеппа, - я все устрою, а кроме того, дам тебе хорошую цацу, что ты такой никогда не видела. Сие сказав, обнял ее и поцеловал, а потом положил на сундук, в которой сидел ее муж, и начал утешаться с ней в любой душе. Сидя в сундуке, Спинеллоччо слушал всю их беседу, слышал и их возня, от которого крышку ходуном ходило, и чуть не развалился от жалости и досады; бы был не боялся Цеппы, то хорошо вибештував бы женщину из своего убежища. Но потом подумал, что он же первый обидел своего товарища и Цеппа прав так поступить, еще и обошелся с ним по-человечески, как приятель.

Ладно, сказал он себе, если только Цеппа того захочет, я буду ему еще лучшим другом, чем прежде. Набувшися вволю с соседкой, Цеппа слез с ящика, а она спросила, где и игрушка, что он ей обещал, он отпер дверь и позвал жену. Та сказала ей, осмихнувшись: - Ну, соседушка, ты отдала мне печеным за вареное. Тогда Цеппа и говорит жене: - А отопри только сундук. Женщина открыла, и Цеппа показал соседке мужа. Длинная бы то была вещь - рассказывать, кто из них сильнее сконфузился: или Спинеллоччо, он увидел Цеппу, который, выходит, знал вину, или жена, увидев мужа, который, как она только узнала, слышал все, что делалось над его головой. - Вот это тебе и гений, что я говорил, - сказал Цеппа к соседке. Спинеллоччо вылез из сундука и, не заходя в одну ссору, сказал: - Ну, Цеппо, теперь мы с тобой сквитувались. Ты говорил только что моей жене, что лучше остаться нам друзьями, а тем, что у нас нет ничего отдельного, кроме женщин, пусть и они будут у нас общими. Цеппа на то пристав, и они все вчетвером сели любо-мирно обедать. С того времени в каждой соседки было по два человека, и у каждого соседа по две женщины, и никогда в мире они за это не ссорились и не спорили.


Смотрите также:
 Ландольфо Руффоло
 Монна Джованна
 Риччардо Минутоло и Кателлу
 Королевский приказ
 Любовь Мартуччо Гомита

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Джованна


Услышав Федериго, чего желала его дама, увидев, что не может исполнить ее воли, потому что зарезал своего сокола, чтобы ее угостить, то так горько, что долго не смог сказать ей что-то в ответ. Монна Джованна подумала сначала, что тем он плачет, что жалко ему расставаться с возлюбленного своим соколом, и хотела уже было отказаться; от своей просьбы, и сдержалась, ожидая качестве ответа от Федериго.
Читать далее

picture

Ужин Пьетро ди Винчоло


Сама здорова знаешь, как состарится, то ни муж, ни собака на нас смотреть не хочет - ходи, баба, на пекарню горшки и миски считать да с котами мурлыкать. Еще песнь нас прокладывают: "Женщина - флячки, старицы - болячки", - и разве только эту одну!
Читать далее