Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Жестокость Бакаляра

30-11-2018

Двое сиенцив дружат между собой, первый совокупляется с женщиной другого; второй тее постеригшы, уговаривает жену скрыть первого в сундук, а сам на той сундуки играет с его женой И любо и печально было слушать дамам о Еленини происшествия; хотя тот Бакаляр показался им слишком суровым, даже нечеловечески жестоким, и за вдову жалели они не очень, потому что считали, что отчасти она того и заработала. Как Пампинея довела до конца свою историю, королева велела рассказывать дальше Фьямметти, которая с готовностью начала: - Милые мои подруги! Вы, кажется, немного будто даже расстроились с чрезмерной жестокости оскорбленного Бакаляра, и мне хотелось бы успокоить ваши смущенные души чем-то веселым; тем решила я рассказать вам короткую историйку об одном человеке, который принял уразу с незлобивым духом и отомстил за нее весьма умеренно. Наука с моей рассказы будет такая, что достаточно одгукнутися так, как тебе кричат, и вовсе не нужно мужчине мстить за свою обиду с наддачу. Так знайте же, что в Сиене - так мне розказувано - жило когда-то двое мужчин молодого еще возраста, оба состоятельные, с хорошей мещанского рода; одного звали Спинеллоччо Тавена, а второй Цеппа ди Мино.

Жили по соседству в Каммолии, домы их стояли сплошь, и так они вдвоем дружили, что водой не разольешь - сказал, родные братья, если не больше. Оба были женаты: и тот и другой имел хорошую женщину. Спинеллоччо бывал очень часто в доме в Цеппы и при нем, и без него, и как-то так случилось, что он близко сошелся с товаришевою женщиной; долго она его принимала так, что о том никто не догадывался. Однажды Спинеллоччо зашел к ним в дом позвать Цеппу, а женщина сказала, что его нет дома (ибо и сама так думала), тогда Спинеллоччо пошел вверх и, увидев соседку же в горнице, обнял ее и поцеловал, а она его. Цеппа же был дома и все это видел, и не сказал ни полслова, а решил пристерегты, что из тех шуток дальше будет; смотрит - аж обнялись они пошли к спальне и там заперлись. Цеппа розгнивився изумился, и, сообразив, что шум и ссора его неправда Уменьшите, а позор побольше, стал думать и гадать, как бы так отомстить, чтобы никто из людей об этом не знал, а он сам свою душу удовлетворил. Думал-думал, и все-таки и додумался наконец, и не выходил из своей землянки, пока Спинеллоччо шутил там с его женой. Как товарищ пошел Цеппа вступил в комнату к женщине, а та еще не успела наметки на голове направить, что Спинеллоччо, с ней жирующие, растрепал.

- Что ты делаешь, женщина? - Спрашивает Цеппа.

- Или ты не видишь? - Отвечает женщина.

- Да, вижу, - говорит Цеппа, - видел я что-то, что хоть его не видеть! И давай ее ругать да ругать, она долго одмагалась, и должна наконец со страхом признаться (ибо некуда было деваться), жившая с Спинеллоччом, и просила, плача, чтобы он простил ее.


Смотрите также:
 Болезнь короля
 Мессер Лике де Вальбона
 Царский подарок
 Молодые флорентинцы
 Любовь Мартуччо Гомита

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее