Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Мадонна Елена

05-04-2018

А чтобы ты с сего мира на тот переселяясь, поверила своим глазам больше, чем моим вещам, прыгай скорее вниз, и душа твоя, уже сейчас дьяволу продана, увидит, расстроятся ли расстроятся мои глаза на вид твоего головокружительного падения. Но я уверен, что ты меня такой штукой не порадуешь, и вот что тебе скажу: когда солнце начинает тебя жаром донимать, вспомни то холод, которого я за тебя натерпелся, смеси тот холод с жаром, и тебе будет впору тепло. Несчастная госпожа, увидев из бакалярових словам, к которой жестокой цели он идет, заплакала снова и сказала: - Когда ничто не может побудить тебя к милосердию, то заклинаю тебя именем той, которая, как ты говоришь, меня умнее и полюбила тебя, - прости мне ради нее, принеси мне одежду, чтобы я могла вырядиться, и помоги мне слезть вниз. Бакаляр засмеялся, увидев, что уже ушла десять часов, ответил ей:

- Ну, как ты молишь меня именем такой достойной дамы, я не могу тебе отказать. Скажи, где твоя одежда, я схожу по ней и помогу тебе спуститься с вышки. Поверив его словам, госпожа успокоилась и сказала ему, в каком месте составила одежду. Бакаляр вышел из башни, велел слуге своему подстерегать рядом и никого к той вышки не подпускать, пока он не вернется, а сам пошел к своему приятелю, поел всласть и лег спать, - имел на то время.

Вдова же, оставшись на башне, хоть и порадовалась немного глупой надеждой, но все же была невеселая; села, прислонившись к стене, где было немного тени, и стала ждать, думая горькие свои думы. С одной мысли к другой переходя, то надеясь на приход Риньери, то отчаиваясь в нем, уставшая горем и бессонной ночью, она задремала. Солнце, стоя на полуденном кромке, пряжило безжалостно: его палящее лучи падали отвесно на ее хрупкое, холеные тело, ее простоволосою голову с такой силой, что испекли на ней всю кожу к розтриску; от того невыносимого Сквар она пробудилась, хотя была уже твердо заснула.

Услышав, как ее курит, она пошевелилась, и ей показалось, что вся кожа на ней трескается и лопается, как сожженный пергамент, когда его потянуть. А голова так болела, что ту-ту, казалось, на части розломиться - да оно и не удивительно. Башенный помост раскалился, как Черинь в печи, - ни ногой стать, ни рукой коснуться; бедная вдова, рыдая, перескакивал с камня на камень. Как на то, ветра не было и следа, и туда назлиталася счесть мух и слепней: они садились ей на потрескавшиеся тело и разивших, как острыми иглами пинали, как она их обгоняла, размахивая руками и проклиная без умолку сама себя, своего любовника и Бакаляра. Так истерзанный и побои солнечным Сквар, мухами и оводами, измученная голодом и слишком изжогой, расстроена тысячными мыслями, встала она и стала рассматривать, не увидит где кого, не слышит поблизости живой души, решившись во что бы то ни позвать кого-то и попросить спасения. Но и тут судьба была к ней неблагосклонна: крестьяне ушли все с поля через ту жару и там никого не было, все молотили рожь в себя возле хат, она слышала только, как трещали цикады и как журчали волны в реке, еще больше ее жажду розтроюджуючы ; видела здесь и там рощи, - тени и дома, мучившие ее, маячит в себе. Что еще сказать о безталанницю? Сверху солнце, снизу раскаленный камень, со всех сторон кусачие мухи и слепни такого дали ей закалки, то белое тело, которое недавно темноту ночи розсвичувало, стало красным, как у спеченного рака, и залитым кровью, мерзко и взглянуть, не то что.


Смотрите также:
 Руководство Дионео
 Разгневанный Никострат
 Граф Антверпенский
 Болонский монах
 Переезд

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее

picture

Крещение чертальдян


Таким образом он окрестил всех чертальдян, имея с этого немалую выгоду, и своей изобретательностью оставил в дураках тех, что хотели из него посмеяться, украв перо. Они были тут же таки и слышали всю его проповедь, как издалека зайдя, довеслував он счастливо до берега, и так хохотали, что мало челюстей себе не свернули.
Читать далее