Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Бакаляр и вдова

05-10-2018

Госпожа тоже вырядилась в путь со своей служанкой к той усадьбы; как наступила ночь, она удачна, что уже ложится спать, одислала и служанку на покой, а сама тихонько вышла из дома и направилась к той вышки на берегу Арно. Оглянулась вокруг - не видно и не слышно никого, тогда разлеглась, положила одежду под кустом, скупнулась семь раз с той фигуркой в руках и пошла с ней к вышке как была голая. Бакаляр еще вечером притаился со своим слугой под ивами у той вышки и все время следил за ней. Как увидел, что она проходит мимо голым-голая, ночную тьму белым своим телом побеждая, как посмотрел на ее грудь и другие роскошные прелести и подумал, что с ними произойдет скоро, то уж жалко ему стало; и еще жажда такая у нем вдруг загорелась, что беда - что дремало, вдруг встал; хотел уж он выскочить из укрытия своего, схватить ее и жажда свое исполнить.

Если бы еще немного, то и подвергся был бы либо жалости, или похоти своей страстной; и вспомнив, кто он и кто он, здумавшы, которой надругательства ему пришлось от нее претерпеть, он снова закипел яростным гневом и вовсе отогнал и горести свои, и повабы телесные; решив довести свое намерение до конца, он так и не занял ее, дал пройти. Взобравшись на вышку и повернувшись лицом к северу, вдова стала говорить заклинание, что научил ее Бакаляр, а он тем временем подкрался туда тихонько и снял лестницу, по которой на вышку доставалась, и стал смотреть, что она дальше говорить и делать. Прочитав семь раз ту заказ, дама стала ждать тех двух девушек и до ждала, пока и на звезду начало заниматься, - вплоть измерзла бедняга, того не чая. Расстроенная тем, что Бакаляр чары не действуют, она сказала про себя: "Боюсь, что тот вражий Бакаляр хотел мне такой же всенощную произвести, как я ему, и что за месть, когда ночь на треть короче, и холод не который" . Не желая сидеть на той вышке до белого дня, она думала слезть; смотрит - аж лестницы нет. Так все на ней и остыло, как она сквозь землю вот-вот провалится; не выдержала, бедная, и упала на каменный помост вышки. Собравшись немного силе, плакать жалобно и жаловаться; догадалась уже наверняка, что это бакалярова работа, и каялась ревностное, так из супругов надругалась, а потом сдуру доверилась тому, кого должна была считать своего врага.

Долго она так сокрушалась, потом стала искать способ, как бы вниз слезть; ничего не придумав, вновь начала рюматы и думала грустно и весело: "Бедная моя головушка, что скажут братья мои, родственники и соседи, все флорентинци, когда узнают, что меня здесь голой застали? Мое честное имя, везде было славное, покроется позором; бы и решила я, как с сего беды вибрехатись, тот вражий Бакаляр, что все мои дела знает, выведет на чистую воду. Ох, несчастная я, несчастная я! Вместе с тем и неверного любовника, и честь свою потеряла! " И так уже горевала и убивалась, что мало с вышки вниз не бросилась. Вот уже и солнце вверх поднялось; подошла она к краю помоста и давай смотреть, не идет там какой-то парень-пастушок, чтобы послать его по служанку. Глядь - а там Бакаляр, что задремал был в ивняке, она увидела его, а он ее.

- Доброе утро, мадонна! - Произнес он к ней. - Ну, как, приходили девушки? Услышав эти его слова, госпожа снова заплакала и попросила его подойти поближе к башне, чтобы она могла с ним поговорить; Бакаляр охотно исполнил его волю. Тогда она легла доличерева на помосте, только голову с вышки высунула, и сказала ему сквозь слезы:

- Истине, Риньери, если я тебе произвела тогда лихую ночь, ты теперь хорошо на мне отомстил: хоть у нас во дворе и лето, и я тут ночью чуть не окоченевшие, потому гола же. Я так жалела на ту несправедливость, что я тебе сделала, и на свою глупую доверчивость, так плакала, что мало глаз не выплакала. Прошу тебя - не из любви ко мне (ты меня любить не можешь), а из уважения к самому себе (ты человек благородный), - пусть уже седьмого твоя месть за надругательство и перестанет; говори принести сюда мою одежду, НЕ однимай у меня того, что уже не мог вернуть, если бы и хотел - моего честного имени; ту ночь я не впустила тебя к моему дому, и теперь, чтобы ты только того потребовал, я отдам тебе много ночей за ту одну. Задовольнися же тем, что ты сделал, ты и так, как человек умный, хорошо оддячив за обиду и проучил меня как следует; не показывай больше своей силы против женщины - какая слава орлу, что он выпустил победил? Призри же надо мной, ради Бога святого и собственной чести.


Смотрите также:
 Еврей Мельхиседек
 Ликариха и ее любовник
 Бакаляр и вдова
 Болезнь короля
 Еврей Аврам

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Джованна


Услышав Федериго, чего желала его дама, увидев, что не может исполнить ее воли, потому что зарезал своего сокола, чтобы ее угостить, то так горько, что долго не смог сказать ей что-то в ответ. Монна Джованна подумала сначала, что тем он плачет, что жалко ему расставаться с возлюбленного своим соколом, и хотела уже было отказаться; от своей просьбы, и сдержалась, ожидая качестве ответа от Федериго.
Читать далее

picture

Ужин Пьетро ди Винчоло


Сама здорова знаешь, как состарится, то ни муж, ни собака на нас смотреть не хочет - ходи, баба, на пекарню горшки и миски считать да с котами мурлыкать. Еще песнь нас прокладывают: "Женщина - флячки, старицы - болячки", - и разве только эту одну!
Читать далее