Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Загадочные таблетки

02-08-2018

- Пойдем в нашу комнату и посмотрим в окно, что там делает твой, как ты думаешь, соперник и он скажет служанки, - я послала ее на переговоры. Вот подошли они к окошку, - их со двора не видно, а они все видели и слышали.

- Риньери, - сказала в Бакаляра служанка из окна другой комнаты, - госпожа моя в великой досаде: сегодня вечером к ней пришел один из его братьев, он долго с ней разговаривал, потом остался ужинать и все еще сидит. Но, кажется, он пойдет уже скоро домой. Тем дамы и не могла к тебе выйти; и теперь уже недолго ждать. Она просит тебя не сердиться за то, что приходится ждать. Бакаляр думал, что все правда, и ответил так: - Скажи моей даме, пусть обо мне не заботится, если ему сейчас неудобно выйти, а как будет возможность, то пусть не медлит. Служанка вернулась и легла спать, а дама сказала своему любовнику:

- Ну, что теперь скажешь? Если бы я его любила, то разве я морозила его так во дворе? По сей языке повела успокоенного любовника в постели и долго с ним там любо наслаждалась, шутя и смеясь с бедного Бакаляра. Риньери ходил туда-сюда по двору, двигался, чтобы хоть немного согреться, и не имел где сесть, не имел где главу в уюте приложить, он проклинал Панин брата, что так долго в гостях задержался, несколько раз ему чудилось, что дверь скрипнула, что сейчас ему откроет - и тщетны были все надежды. Набувшися вволю со своим любовником (а уже обратило с полуночи), Елена сказала: - Ну, как тебе, мое сердце, нравится этот Бакаляр? Как по-твоему, больше: его ум или моя любовь к нему? А то холод, что я на него нагнала, - разве не погасит огня ревности, что запал тебе в душу от моих шуток?

- Сердце мое коханее, - ответил юноша, - теперь я твой навеки, ты мое добро, мое спокойствие, радость моя и надежда.

- Так поцелуй же меня тысячу раз, - сказала вдова, - чтобы я увидела, правду ты мне говоришь. Любовник обнял ее и поцеловал, видимо, не тысячу, а десять тысяч раз. По сей любой беседе дама сказала: - Ну, встанем на минуту, посмотрим, не погас то пламя пылало в душе моей новой волокита, как он писал мне о том неоднократно? Они встали, подошли вдвоем к окну и выглянули во двор. Бакаляр прыгал и плясал по снегу, по большому холода придзвонюючы тому танца зубами; такого шибко танца они еще никогда не видели.

- Что ты на это скажешь, мой милый? - Сказала дама. - Видишь, как у меня мужчины без козици и без дудки танцуют?


Смотрите также:
 Королевский приказ
 Маркиза Монферратская
 Монна Джованна
 Дон Феличе и его брат Пуччи
 Любовь Федериго дель Альбериго

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Нонна де Пульчи


Повар Кикибио остроумным словом обращает гнев господина Куррада Джанфильяцци на смех и избегает бедствия, ему грозило Лауретта уже умолкла, и все весьма похвалялы остроумие Монны Нонны, когда королева велела заменить очередь Неифили; и начала: - Дорогие мои подруги! Хотя быстрый ум часто подвергает языковые в случае необходимости точные, остроумные и действующие слова, и иногда и фортуна, становясь на помощь боязливым, вкладывает им неожиданно в уста такие вещи, на которые они в спокойном состоянии не смогли бы.
Читать далее

picture

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто


Однажды случилось ему быть в такой удалой компании в Монт-Уги, где несколько человек зазмагались между собой - какой флорентийский род благородных и древний? Одни говорили, что это Ламберти, вторые - Уберти, словом - каждый свое правил, как кто понимал.
Читать далее