Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Загадочные таблетки

04-10-2018

- Пойдем в нашу комнату и посмотрим в окно, что там делает твой, как ты думаешь, соперник и он скажет служанки, - я послала ее на переговоры. Вот подошли они к окошку, - их со двора не видно, а они все видели и слышали.

- Риньери, - сказала в Бакаляра служанка из окна другой комнаты, - госпожа моя в великой досаде: сегодня вечером к ней пришел один из его братьев, он долго с ней разговаривал, потом остался ужинать и все еще сидит. Но, кажется, он пойдет уже скоро домой. Тем дамы и не могла к тебе выйти; и теперь уже недолго ждать. Она просит тебя не сердиться за то, что приходится ждать. Бакаляр думал, что все правда, и ответил так: - Скажи моей даме, пусть обо мне не заботится, если ему сейчас неудобно выйти, а как будет возможность, то пусть не медлит. Служанка вернулась и легла спать, а дама сказала своему любовнику:

- Ну, что теперь скажешь? Если бы я его любила, то разве я морозила его так во дворе? По сей языке повела успокоенного любовника в постели и долго с ним там любо наслаждалась, шутя и смеясь с бедного Бакаляра. Риньери ходил туда-сюда по двору, двигался, чтобы хоть немного согреться, и не имел где сесть, не имел где главу в уюте приложить, он проклинал Панин брата, что так долго в гостях задержался, несколько раз ему чудилось, что дверь скрипнула, что сейчас ему откроет - и тщетны были все надежды. Набувшися вволю со своим любовником (а уже обратило с полуночи), Елена сказала: - Ну, как тебе, мое сердце, нравится этот Бакаляр? Как по-твоему, больше: его ум или моя любовь к нему? А то холод, что я на него нагнала, - разве не погасит огня ревности, что запал тебе в душу от моих шуток?

- Сердце мое коханее, - ответил юноша, - теперь я твой навеки, ты мое добро, мое спокойствие, радость моя и надежда.

- Так поцелуй же меня тысячу раз, - сказала вдова, - чтобы я увидела, правду ты мне говоришь. Любовник обнял ее и поцеловал, видимо, не тысячу, а десять тысяч раз. По сей любой беседе дама сказала: - Ну, встанем на минуту, посмотрим, не погас то пламя пылало в душе моей новой волокита, как он писал мне о том неоднократно? Они встали, подошли вдвоем к окну и выглянули во двор. Бакаляр прыгал и плясал по снегу, по большому холода придзвонюючы тому танца зубами; такого шибко танца они еще никогда не видели.

- Что ты на это скажешь, мой милый? - Сказала дама. - Видишь, как у меня мужчины без козици и без дудки танцуют?


Смотрите также:
 Еврей Мельхиседек
 Вассалы
 Мессер Лике де Вальбона
 Жестокость Бакаляра
 Маркиза Монферратская

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Джованна


Услышав Федериго, чего желала его дама, увидев, что не может исполнить ее воли, потому что зарезал своего сокола, чтобы ее угостить, то так горько, что долго не смог сказать ей что-то в ответ. Монна Джованна подумала сначала, что тем он плачет, что жалко ему расставаться с возлюбленного своим соколом, и хотела уже было отказаться; от своей просьбы, и сдержалась, ожидая качестве ответа от Федериго.
Читать далее

picture

Ужин Пьетро ди Винчоло


Сама здорова знаешь, как состарится, то ни муж, ни собака на нас смотреть не хочет - ходи, баба, на пекарню горшки и миски считать да с котами мурлыкать. Еще песнь нас прокладывают: "Женщина - флячки, старицы - болячки", - и разве только эту одну!
Читать далее