Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Загадочные таблетки

08-06-2019

Поставив всех кружка, Бруно сказал: - Господа, я должен объяснить вам, для чего вы здесь собрались, чтобы вы потом меня не жалели, как будет вам беду. В Каландрино, видите, украдены той ночи хорошего кабана, и он не может доискаться вора; но тем, что кабана не мог взять никто, кроме одного из присутствующих, он, чтобы узнать, кто это сделал, просит всех вас иззисты по таблетке и запросы вином.

Чтобы никто же из вас публично не опозорился, лучше будет, как вор признается отцу, а я гадать не буду. Все присутствующие сказали, что согласны попробовать тех таблеток, тогда, поставив их всех в ряд, а между ними и самого Каландрино, Бруно начал раздавать всем по очереди по таблетке; дойдя до Каландрино, он сунул ему в руку одну собачью таблетку. Каландрино взял ее в рот и начал жевать, и как только на язык попало алоэ, он не выдержал той горечи и выплюнул ее. Все пидозренни поглядывали друг на друга, не выплюнет кто своей: не успел еще Бруно всех обделить, притворившись, что ничего не заметил, как вдруг услышал чей-то голос:

- Э, Каландрино! Что это оно значит? Обернувшись и увидев, что Каландрино выплюнул пилюлю, Бруно сказал:

- Подожди, может, он так чего выплюнул, на тебе, человек, другу! И положил ему вторую собачью таблетку в рот, а другим раздал остальное имбирових. Если первая таблетка показалась Каландрино горкой, то вторая еще слишком, но он стеснялся выплюнуть ее и еще какую-то волну держал во рту, разжевывая, - слезы в бедах с глаз покатились, в орех величиной. Наконец он не выдержал - выплюнул и эту. Буффальмакко и Бруно угощали всех вином, и все сказали, что так оно и есть - Каландрино украл кабана сам в себе; кое-кто ругал его за это на всю губу. Как все пошли и с Каландрино остались только его товарищи, Буффальмакко сказал ему:

- Я сразу знал, что ты украл, а нас обманывал, чтобы не вгощаты нас за деньги, которые ты за него взял. Каландрино, которому еще очень горенило во рту от алоэ, начал божиться и клясться, что это не он. А Буффальмакко свое: - Признавайся, - говорит, - братец, сколько взял за него? Червонцев шесть? Каландрино был такой злой, что даже не разбирался. - Слушай, Каландрино, - сказал тогда Бруно, - один из тех сосед, кого мы отее угощали, сказал нам, что у тебя есть здесь какая-то девушка и ты даешь ей, что сможешь утаить; наверное, ты отдал ей и этого кабана. Ты хорошо умеешь людей морочить: то повел нас на реку черные камни собирать, оставил нас там, как дураков, а потом врал, что нашел этот камень, а это опять продал или отдал кому-то кабана, а нам божишся, что украли.

Но мы уже твои выходки знаем, нас не обманешь, давай же нам по паре каплунов, потому что мы много с той гаданием поморочились, а нет - все Монне Тесси расскажем. Увидел Каландрино, что не верят ему веры, и так, думает, горя много, а тут еще от женщины может попасть - и дал им уже по паре каплунов. А они посолили кабана и повезли его в Флоренции: так оболванили Каландрино.


Смотрите также:
 Ландольфо Руффоло
 Молодые флорентинцы
 Месть
 Болезнь Чаппеллетто
 Риччардо Минутоло и Кателлу

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Джованна


Услышав Федериго, чего желала его дама, увидев, что не может исполнить ее воли, потому что зарезал своего сокола, чтобы ее угостить, то так горько, что долго не смог сказать ей что-то в ответ. Монна Джованна подумала сначала, что тем он плачет, что жалко ему расставаться с возлюбленного своим соколом, и хотела уже было отказаться; от своей просьбы, и сдержалась, ожидая качестве ответа от Федериго.
Читать далее

picture

Ужин Пьетро ди Винчоло


Сама здорова знаешь, как состарится, то ни муж, ни собака на нас смотреть не хочет - ходи, баба, на пекарню горшки и миски считать да с котами мурлыкать. Еще песнь нас прокладывают: "Женщина - флячки, старицы - болячки", - и разве только эту одну!
Читать далее