Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Загадочные таблетки

31-07-2018

Поставив всех кружка, Бруно сказал: - Господа, я должен объяснить вам, для чего вы здесь собрались, чтобы вы потом меня не жалели, как будет вам беду. В Каландрино, видите, украдены той ночи хорошего кабана, и он не может доискаться вора; но тем, что кабана не мог взять никто, кроме одного из присутствующих, он, чтобы узнать, кто это сделал, просит всех вас иззисты по таблетке и запросы вином.

Чтобы никто же из вас публично не опозорился, лучше будет, как вор признается отцу, а я гадать не буду. Все присутствующие сказали, что согласны попробовать тех таблеток, тогда, поставив их всех в ряд, а между ними и самого Каландрино, Бруно начал раздавать всем по очереди по таблетке; дойдя до Каландрино, он сунул ему в руку одну собачью таблетку. Каландрино взял ее в рот и начал жевать, и как только на язык попало алоэ, он не выдержал той горечи и выплюнул ее. Все пидозренни поглядывали друг на друга, не выплюнет кто своей: не успел еще Бруно всех обделить, притворившись, что ничего не заметил, как вдруг услышал чей-то голос:

- Э, Каландрино! Что это оно значит? Обернувшись и увидев, что Каландрино выплюнул пилюлю, Бруно сказал:

- Подожди, может, он так чего выплюнул, на тебе, человек, другу! И положил ему вторую собачью таблетку в рот, а другим раздал остальное имбирових. Если первая таблетка показалась Каландрино горкой, то вторая еще слишком, но он стеснялся выплюнуть ее и еще какую-то волну держал во рту, разжевывая, - слезы в бедах с глаз покатились, в орех величиной. Наконец он не выдержал - выплюнул и эту. Буффальмакко и Бруно угощали всех вином, и все сказали, что так оно и есть - Каландрино украл кабана сам в себе; кое-кто ругал его за это на всю губу. Как все пошли и с Каландрино остались только его товарищи, Буффальмакко сказал ему:

- Я сразу знал, что ты украл, а нас обманывал, чтобы не вгощаты нас за деньги, которые ты за него взял. Каландрино, которому еще очень горенило во рту от алоэ, начал божиться и клясться, что это не он. А Буффальмакко свое: - Признавайся, - говорит, - братец, сколько взял за него? Червонцев шесть? Каландрино был такой злой, что даже не разбирался. - Слушай, Каландрино, - сказал тогда Бруно, - один из тех сосед, кого мы отее угощали, сказал нам, что у тебя есть здесь какая-то девушка и ты даешь ей, что сможешь утаить; наверное, ты отдал ей и этого кабана. Ты хорошо умеешь людей морочить: то повел нас на реку черные камни собирать, оставил нас там, как дураков, а потом врал, что нашел этот камень, а это опять продал или отдал кому-то кабана, а нам божишся, что украли.

Но мы уже твои выходки знаем, нас не обманешь, давай же нам по паре каплунов, потому что мы много с той гаданием поморочились, а нет - все Монне Тесси расскажем. Увидел Каландрино, что не верят ему веры, и так, думает, горя много, а тут еще от женщины может попасть - и дал им уже по паре каплунов. А они посолили кабана и повезли его в Флоренции: так оболванили Каландрино.


Смотрите также:
 Князь Салернский
 Королевский приказ
 Ландольфо Руффоло
 Ужин Пьетро ди Винчоло
 Еврей Аврам

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

Блисс бюстгальтер дородовой купить www.mama-fest.com. picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее