Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Молодые флорентинцы

02-06-2018

- Беда, друзья! Украдены моего кабана! А Бруно подошел к нему и говорит потихоньку: - Молодец! Хоть раз разумное дело сделал!

- Да где! - Отвечает Каландрино. - Ей-богу, правду говорю. - Так и говори, - продолжает свое Бруно, - и зови громче и жалобнее, чтобы все поверили. А Каландрино забеспокоился еще больше: - Божусь и клянусь, что кто-то украл у меня кабана! Бруно же ему снова: - Так, так, кричи, еще сильнее, чтобы все люди услышали, тогда подумают, что так оно и есть!

- Да пусть меня враг возьмет, - крикнул Каландрино, - если вру! Я говорю, а ты мне не веришь! Чтобы меня повесили, - таки украли! - Как то могло случиться? - Спрашивает тогда Бруно. - Я вчера видел его здесь. Говори кому другому, а не мне! - А вот так и случилось, - ответил Каландрино. - Да неужели? - Якобы не верит Бруно. - Вот тебе и "неужели", - говорит Каландрино. - Я - ужасная час! - Не знаю, как домой вернусь: женщина мне не поверит, хоть и поверит, то все равно целый год согласия между нами не будет. - Туда к черту! - Сказал тогда Бруно. - Если так действительно, то плохое дело! Но я сам научил тебя вчера, чтобы ты сделал, то ври уже жене своей, а не нам! Каландрино снова завопил и забеспокоился: - Вы что, хотите, чтобы я проклял Бога, святых и все на свете? Говорю же вам, что этой ночью украли у меня кабана! - Вот что, - ответит тогда Буффальмакко, - когда оно и есть, то надо нам как-то изнайты кражу.

- Но каким же образом ее найдешь? - Спрашивал Каландрино. - Очень просто, - говорит Буффальмакко. - Уж не из Индии пришел к тебе вор, это был, наверное, кто-то из твоих соседей; бы ты их поскликав всех, я поколдовал бы на хлебе и сыре и дознався бы увочевидькы, кто это сделал. - Да, - говорит Бруно, - так и виворожиш хлебом и сыром, так и придут дорогие соседи (я уверен, что это их дело!): Они догадаются, в чем дело, и не захотят. - Так что же делать? - Спрашивает Буффальмакко. - А вот что, - говорит Бруно. - Погадать на имбирових таблетках и в белом вине, они не догадаются и придут выпить, а те таблетки можно заказать так же, как хлеб и сыр. - Правда твоя, - говорит Буффальмакко. - Как, Каландрино, погадать? - Прошу вас, ради бога, - говорит Каландрино.

- Мне бы только узнать, кто украл, и то бы на душе стало легче. - Если так, - говорит Бруно, - то давай деньги, а я для тебя схожу и во Флоренцию по это чудо. В Каландрино было сольдо сорок денег, и он отдал их все Бруно. Тот пошел во Флоренцию к одному знакомому аптекарю и взял у него целый фунт имбирових таблеток, а в придачу заказал еще две собачьи таблетки из горького алоэ, велел тряхнуть их сахаром, как и другие, а чтобы не спутать с имбировимы, сказал обозначить их каким-то особенным значком, тогда купил бутыль хорошего белого вина и вернулся на хутор к Каландрино. - Позови же теперь, - говорит ему, - завтра утром к себе в гости тех, на кого ты думаешь, они охотно придут выпить (сказано - святки!), А я с Буффальмакко Заворожи ночью те таблетки, принесу их до твоего дома и сам , ради тебя, раздам их всем и скажу, как, к чему. Каландрино так и сделал.


Смотрите также:
 Компания Сикурано
 Молодые флорентинцы
 Ограбление Ринальдо д 'Асти
 Монна Джованна
 Месть

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто


Однажды случилось ему быть в такой удалой компании в Монт-Уги, где несколько человек зазмагались между собой - какой флорентийский род благородных и древний? Одни говорили, что это Ламберти, вторые - Уберти, словом - каждый свое правил, как кто понимал.
Читать далее

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее