Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Молодые флорентинцы

30-07-2018

Бруно и Буффальмакко крадут кабана, а потом гадают на имбирових таблетках и белом вине, кто злодей, они дают ему две собачьи таблетки с алоэ, и получается, что кабана украл сам, тогда берут с него выкуп за то, что не скажут женщине Скоро закончилась Филостратова смешная повествование, королева велела заменить очередь Филомена, и та начала: - Милые мои подруги! Как Филострат упоминание о шутит Маза подвергла рассказ, которую мы только слушали, так и имя мне Каландрино привело по мнению одну историю, что придется вам, надеюсь, по вкусу.

Скажу, что в Каландрино на хуторе под Флоренцией был двор, что он взял за женщиной, с того двора он имел некоторые прибыли и ежегодно перед Рождеством ездил туда вместе с ним колоть кабана на солонину. Одного года случилось так, что он должен ехать туда сам, потому что женщина больна. Услышав Бруно и Буффальмакко, что он едет без жены, тоже отправились на тот хутор в гости к священнику, своего великого друга и Каландринового соседа. В тот день, как они приехали, Каландрино зарезал уже утром кабана и, увидев их со священником, сказал: - Поздравляю вас, друзья. Заходите ко мне, посмотрите, какой из меня хозяин.

Повел их в дом и показал зарезанного кабана, которого считал засолить о домашнем потребность. Кабан был действительно удивительно.

- Ну и дурак же ты! - Говорит ему Бруно. - Лучше продай его, а деньги прогуляет. А женщине сказать, что кабана украдены.

- Нет, - отвечает Каландрино, - она не поверит и прогонит меня из дома, и не думайте, никогда на это не соглашусь. Как уж они его вговорялы, а он нет да и нет. Каландрино пригласил их на ужин, но с такой кислой миной, что товарищи не захотели оставаться - попрощались с ним и ушли.

- А что, - сказал тогда Бруно в Буффальмакко, - как мы украдем ночью того кабана? - Но как? - Спрашивает Буффальмакко.

- Я знаю как, - ответил Бруно, - лишь бы он его не перенес куда-то еще. - Вот и хорошо, - говорит Буффальмакко, - почему не украсть? А тогда гульнем хорошо вместе с отцом. Отец сказал, что с дорогой душой.

- Вот что, - сказал тогда Бруно. - Нам надо взяться на хитрости. Ты знаешь, Буффальмакко, что Каландрино скуповатый и любит выпить на дармовщинку. Поведем же его в корчму, а там батюшка, будто нас всех угощает, не даст ему платить, он наберется хорошо, и нам это будет как раз на руку, потому что он дома один. Как же Бруно сказал, так и сделали. Каландрино, увидев, что за все заплатит священник, искренне прикладывался к рюмке и, хотя ему много и не надо, налился полный. Поздней ночью пошел из корчмы домой, не захотев и ужинать, и лег сразу спать, двери не закрыв (хотя и думал, что запер). Буффальмакко и Бруно пошли ужинать к священнику; поужинав, взяли некоторое инструмент, чтобы пробраться к Каландринового дома в то место, заметил Бруно, и пошли туда потихоньку. Но увидев, что дверь не заперта, они вошли, сняли кабана, отнесли к пан-отца дома, спрятали и легли спать. Проснулся рано утром Каландрино после выпивки, встал, смотрит - кабана нет, а двери открыты; давай того и сего спрашивать, не знают, кто кабана брал, и, допитавшись, страшный поднял шум, что у него, бедного, несчастного, кабана украли. Бруно и Буффальмакко, как встали, сейчас пошли в Каландрино, что он скажет. Увидев товарищей, он окликнул их и сказал, чуть не плача:


Смотрите также:
 Мессер Гваспаррин
 Риччардо Минутоло и Кателлу
 Жена Никостратова
 Тофана и его жена
 Ограбление Ринальдо д 'Асти

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее