Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Молодые флорентинцы

25-11-2018

Берет на нем засаленный, чернильницу у пояса заляпанный, нижнее хламида выглядывала из-под мантии - все не так, как должно быть у мужчины обычного и степенного; и смешные были у него штаны: мотня в них болталась до колен, и это было видно всякому, ибо слишком тесное мантия расходилась внизу, как господин судия сидел на своем месте. Увидев такую диковинку, Мазо забыл о том, кого он здесь искал, и бросился к двум другим своим товарищам, таким же фокусников, как и он сам: одного звали Риби, а второй Маттеуццо. - Будьте друзьями, ребята, - сказал он им, - пойдем со мною в суд, я покажу вам такую проявления, что вы никогда не видели. Вот пошли они вместе в суд, и Мазо показал им судно, какие у него штаны.

Ребята очень смеялись издали, а как подошли ближе, то увидели, что в тот стол, за которым он сидел, можно легко пролезть, кроме того, они заметили, что дощатые подмостки, на которых стояли судьи ноги, были дырявые - сквозь такую дыру свободно можно было просунуть руку. - А что, ребята, - говорит Мазо, - как мы с него совсем штаны спишем? Это не трудная штука! Ребята быстро сообразили, как за это дело взяться: договорившись, что кому делать и говорить, они пришли на следующее утро в судебную палату, где уже было полно народу. Маттеуццо пролез исподтишка, так что никто и не заметил, под те подмостки, а Мазо и Риби подошли тем временем к господину судии: один схватил его за одну полу, второй по другу.

- Пробе, сударь! - Закричал Мазо.

- Пока этот воришка не сбежал, скажите ему, пусть отдаст мне сапоги, что у меня украл, хоть он и начал не знать, а я видел, еще и месяца нет, как он давал сапожнику подшивать. А Риби тоже кричал:

- Не верьте ему, господин, он мошенник! Знает, что я пришел судиться его за чемодан, что он у меня украл, и плетет о тех сапоги, а они у меня уже давно: как не верите, можете спросить у моей соседки-перепичайкы, у тетки Толстой, что хляки торгует, и того деда, в Покривський церкви мусора подметает, они видели, как он шел с хутора. Мазо все время перебивал Риби, пока тот говорил, а Риби пытался его перекричать.

Судья встал, чтобы лучше их выслушать, а Маттеуццо тем временем вигодив минуту, просунул руку в дыру, схватил ширинку и потащил судейские штаны, а мессер Школа представлял себе худой и Безклубый, штаны сразу съехали вниз. Судья то почувствовал и, не зная, в чем дело, хотел захристаты мантию, чтобы закрыться и сесть, но Мазо и Риби вцепились в него с обеих сторон, крича:

- Так не годится, сударь, что вы не хотите меня рассудить, а убегаете куда-то. За такие пустяки у нас здесь не разводят писанины. Много еще всякой всячины твердили они ему, держа с обеих сторон за полы, пока все присутствующие не увидели, что из господина судии спустили штаны. Маттеуццо подержал их еще немного, а потом пустил и незаметно выбрался из своего укрытия и вышел из суда. Риби, увидев, что дело уже сделано, сказал: - Если так, то вот вам крест святой, пожалуюсь в магистратуру! А Мазо тоже выпустил пола с рук, говоря: - А я все-таки приду сюда еще и еще раз, может, вы окажетесь повороткиши, не такие, как сегодня. Сие сказав, Швай-Швай, и разошлись кто куда. Господин судия публично натянул штаны, будто только с постели встал; только теперь догадался он, как могло случиться, и стал допытываться, где люди, что за сапоги и чемодан судились. НЕ разыскав их, он поклялся на божьи потроха, которые он таки найдет и узнает, есть ли во Флоренции такой обычай - взыскивать штаны в судьи в правительственном месте. Услышав о том подеста, то тоже сбил большую бучу, но его приятели сказали ему, что та штука сделана была нарочно, чтобы показать, что флорентинци знают, почему вместо чиновников он привел с собой дурнолобцив, - потому что они дешевле. Тем подеста решил не раздувать сей дела, на том все и кончилось.


Смотрите также:
 Компания Сикурано
 Риччардо Минутоло и Кателлу
 Монна Джованна
 Ужин Пьетро ди Винчоло
 Еврей Аврам

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

Рекомендуем - http://brooclean.ru/. Услуги клининга . picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее