Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Настоятель фьезоланського собора

06-06-2019

- Верите, как входил я к воротам со всем этим камнем за пазухой и в пелене, то часовые и слова мне не сказали, а вы знаете, какие они придирчивы и надоедливые - до всего досматривают, потом встречал я на улице кумовьев своих и друзей , что всегда было, мне отзываются и на рюмку приглашают, а здесь никто ни слова, ни полслова - значит, они меня не видели. А вот уже как домой пришел, где взялась на мою голову ся чертовка, ся проклятая Ледащиця - и увидела меня! Вы же знаете, что чертова бабы каждой вещи силу однимае ...

Имел ли я стать счастливым человеком во Флоренции, а стал несчастный. Потому-то и дубасил я ее, пока руки не заболели; странно мне, как я ее зарезал! Пусть проклятая будет тот час, когда я ее увидел, тот день, когда она вступила в мой дом! Опять закипившы гневом, он порывался встать и еще ей придать. Буффальмакко и Бруно, слушая его речи, притворно удивлялись, а сами чуть сдерживались, чтобы не смеяться. Увидев, что он вновь из сердца собирается бить жену, они с трудом усмирили его, сказав, что не женщина в этом виновата, а он сам: он знал, что женщины каждой вещи силу отбирают, то пришлось бы предупредить ее, чтобы в тот день не попадала на глаза. Поэтому Бог не дал ему той осмотрительности - такая уж его судьба, или за то, что он хотел товарищей обмануть, так как нашел камень, надо было сразу признаться. Много еще всякой всячины они говорили, доколе его с женщиной помирили, и пошли домой, а Каландрино долго над тем камнем сидел и плакал.

Рассказы ЧЕТВЕРТАЯ

Настоятель фьезоланського собора влюбляется без взаимности в одну вдову и, представляя, что ночует с ней, спит с ее служанкой, а поедают брать в сие время приводят в ту комнату епископа Уже Элиза докончила свою историю, которую общество слушало с большим интересом, когда королева обратилась к Эмилии, чтобы она закрыла очередь и рассказала что-то свое. Эмилия, не мешкая, начала такими словами:

- Шановнии мои подруги, уже не раз здесь говорилось о том, как монахи, священники и другие духовные лица пытаются вводить нас в искушение, но сколько об этом не говорить, все равно всего не перескажешь. Тем я и хочу рассказать вам об одном настоятеля, который тотчас хотел добиться любви некоей дамы, или по воле, или по неволе; и она, будучи разумной, убрала его по заслугам в добрые шоры. Все вы, наверное, знаете, что древний город Фьезоле, стоящая вон на той горе, было когда-то великое и славное, хотя теперь и упадок; правда, все еще в нем есть епископ, как повелось с тех времен.


Смотрите также:
 Страшный суд
 Руководство Дионео
 Ринальдо и кума
 Бернабо из Генуи
 Грех Мадонны

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Джованна


Услышав Федериго, чего желала его дама, увидев, что не может исполнить ее воли, потому что зарезал своего сокола, чтобы ее угостить, то так горько, что долго не смог сказать ей что-то в ответ. Монна Джованна подумала сначала, что тем он плачет, что жалко ему расставаться с возлюбленного своим соколом, и хотела уже было отказаться; от своей просьбы, и сдержалась, ожидая качестве ответа от Федериго.
Читать далее

picture

Ужин Пьетро ди Винчоло


Сама здорова знаешь, как состарится, то ни муж, ни собака на нас смотреть не хочет - ходи, баба, на пекарню горшки и миски считать да с котами мурлыкать. Еще песнь нас прокладывают: "Женщина - флячки, старицы - болячки", - и разве только эту одну!
Читать далее