Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Каландрино, Бруно и Буффальмакко

02-01-2018

- Пошив нас в дураках и бросил здесь, а мы ему и поверили. Ну, слушай, какой же дурак, кроме нас, поверил, что в Муньйони есть камни такой чудодейственной силы? Услышав их разговор, Каландрино подумал, что тот камень действительно попался к нему, потому товарищи не видят, хотя он и здесь. Очень доволен сей удачи, он не сказал им ни слова и решил идти домой, вернулся и ушел. Как товарищи то увидели, Буффальмакко сказал Бру-новые:

- А нам что тут делать? Пойдем и домой! - Пойдем, - сказал Бруно, - но Богом божусь, что Каландрино более меня никогда не обманет. Ух, если отее он был передо мной, как все утро, я так вчесав его сиею камнем по икрам, который дал бы на месяц памятного! Как сказал, так в тот же миг размахнулся и попал камнем Каландрино в ногу. Бедняга даже зашипел от боли, поднял ногу, и промолчал и пошел дальше. Тогда Буффальмакко взял один из камней, что подобрал был на берегу, и говорит: - Какой красивый камень; бы этаким и Каландрино в спину! Но швиргиць его - и таки попал в самую спину. Долго они бросали на него камнями, приговаривая всякую всячину, пока не дошли по берегу к городским воротам. Здесь они покидали землю камни те, которые набрали были, постояла немного, поговорили с таможенниками и рассказали им о том штуку; таможенники очень смеялись и тоже удали, будто не заметили Каландрино, то не занимали его, как он проходил.

Он добрался, не останавливаясь, в дом, стоявший на Жерновой перекрестке, и как-то так сложилось, будто нарочно, что, как он шел по берегу, а затем и по улице, никто до него не сказал (правда, мало кто ему по дороге и встречался, потому что почти все сидели дома, обедали). Вот уступил Каландрино с тем грузом в дом, жена его Мона Тесса, женщина красивая и степенная, встретила его наверху лестницы. Разозлившись за то, что его долго не было, она стала ему выговаривать:

- Где тебя носит нелегкая? Люди давно уже пообедали, а ты только домой идешь! Услышав это Каландрино и сообразил, что его увидели, с большой досады крикнул:

- Где ты взялась, негодная? Ты мне все испортила! Постой же, ты у меня знать! Зайдя в свою комнату, он ссыпал в кучу принесенное камни, а сам побежал, февраль, к женщине и за косы ее, и вниз, и давай месить ее по чем попало кулаками и носками - живого места на ней не оставил, как она просилась, скрестив руки.

Буффальмакко и Бруно, пореготавшися с отрядом у ворот, пошли потихоньку следом за Каландрино. Подойдя к порогу его дома, услышали, которого взбучку давал он женщине, делая вид, будто только вот пришли, окликнули хозяина. Тот подошел к окну, красный, потный и запыхавшийся от натуги, и попросил их подняться. Они и отправились туда, хотя бы и не хотели: видят - в комнате насыпан силу камней, в одном углу всхлипывает избита, потолоченная, растрепанная, до синяя на виду, женщина, а во втором сидит Каландрино, растрепанный и распоясавшийся, и только сопит, как после тяжелой работы. Вот посмотрели они на все это и говорят:

- Что это такое, Каландрино? Или строить что-то собрался, что у тебя столько камня? А что случилось с монну Тессой, побил ее, что ли? Чудеса! Каландрино, истощен тяжестью камней и той яростью, с которой он избивал женщину, измученный тем, что потерял, как ему казалось, свое счастье, недостоин был и двух слов вместе связать, чтобы дать какой-то ответ товарищам. Тогда Буффальмакко повторил, перечасувавшы:

- Каландрино, хоть ты может, и на нас за вищось сердитый, и не надо из нас так издеваться, как ты сделал: повел нас на поиски того чудодейственного камня, а сам, не сказав ни "прощайте", ни "извините" , шмыгнул куда-то, мы, как дураки, на берегу остались. За что сия несправедливость? Но это уже будет последний раз, что ты нас обморочив! Сие услышав, Каландрино получает язык и сказал:

- Не сердитесь, товарищи мои, дело было не так, как вы думаете. Я - беда моя тяжелая! - Нашел-таки тот камень, ей-богу, правда: как вы спрашивали друг друга, где я делся, я был от вас стоп, может, за десять, тогда я догадался, что вы меня не видите, опередил вас и шел весь время чуть впереди. Так, с одного края начав, он рассказал им все, что они делали и говорили, показал им спину и икры, где были знаки от их камней, а потом продолжал.


Смотрите также:
 Джанни Лоттеринги
 Маршал Пьеро
 Монна Нонна де Пульчи
 Паганини и Монако 3
 Пьетро Боккамацца

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Крещение чертальдян


Таким образом он окрестил всех чертальдян, имея с этого немалую выгоду, и своей изобретательностью оставил в дураках тех, что хотели из него посмеяться, украв перо. Они были тут же таки и слышали всю его проповедь, как издалека зайдя, довеслував он счастливо до берега, и так хохотали, что мало челюстей себе не свернули.
Читать далее

picture

Руководство Дионео


Силах жить и нет сил умереть, Ежедневно, щомить растут мои страдания. Вволю же, любовь, одно мое желание: Нас сетью одной С ним оплутай - в твоей это воле.
Читать далее