Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Каландрино, Бруно и Буффальмакко

30-07-2018

Услышав сии вещи Бруно и Буффальмакко, то улыбнулись про себя, переглянулись и начали делать, что это их очень удивило, и хвалить Каландринову совет, а Буффальмакко спросил, как камень называется. Но Каландрино, который был никогда бестолковый, название вылетела уже из головы. - Что нам по названию, - сказал он, - когда мы знаем его силу? Пойдем сейчас искать, чего мы будем время терять? - Ну, хорошо, - сказал тогда Бруно, - а какой то камень на вид? - Всякие бывают, - ответил Каландрино, - и все на цвет черные; тем надо нам, я думаю, собирать все черные камни, которые увидим, пока на то встретим. Пойдем, нечего монятися. - Погоди, - говорит ему Бруно, а уж в Буффальмакко: К тому же сегодня на Муньйони много всякого народу шатается, то то, то то делает, потому что день будний: как нас увидят, то сразу догадаются, что мы делаем, и тоже бросятся искать, а как они это чудо найдут, то наш спешка обратится в посмешище.

По моему мнению (я думаю, что и вы на нее пристаней), это надо сделать утром, когда легче будет черный камень от белого распознать, и в праздничный день, чтобы никто нас там не увидел. Буффальмакко одобрил Брунов совет, согласился с ним и Каландрино, и решили они втроем пойти искать того камня в воскресенье рано, причем Каландрино просил своих товарищей, чтобы они никому в мире этого не говорили, потому что сам он узнал о том под большим секретом.

Потом он рассказал им еще и те небылицы, что слышал о Навербигрушию, а клялся-божился, что это истинная правда. Как Каландрино ушел от них, Бруно и Буффальмакко договорились между собой, как им действовать совместно. Каландрино неизвестно как выглядел тии воскресенье: как дождался наконец, встал на заре, зашел к своим товарищам, и они втроем отправились через ворота святого Галла в Муньйона. А товарищи шли чуть позади, изредка тоже какой-то камушек подбирая.

Немного прошел Каландрино, как уже у него была полная пазуха, тогда он поднял полы своей хламиды, шитой не по-фламандски, а наска, подвернул концы под кожаный пояс и набрал таким образом полную пелену камней; мало того, сделал такой мешок еще и с плаща, и тот насыпал дополна. Увидев Бруно и Буффальмакко, как навьючився Каландрино (а дело было уже под обеды), Бруно обратился к Буффальмакко, как было между ними договоренность:

- А где это Каландрино? Буффальмакко, хотя и видел, что Каландрино стоит неподалеку от него, посмотрел туда-сюда и говорит:

- Не знаю, еще недавно он был здесь, чуть впереди. - Может, и был недавно здесь, - говорит Бруно, - и теперь, наверное, уже дома обедает, а мы тут, как дураки, ищем на берегу черные камни. - Ишь, какой хитрый! - Говорит Буффальмакко.


Смотрите также:
 Маршал Пьеро
 Покушение Лисимаха
 Второй день Декамерона
 Теодор и дочь господина Америго
 Мессер Чино

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Нонна де Пульчи


Повар Кикибио остроумным словом обращает гнев господина Куррада Джанфильяцци на смех и избегает бедствия, ему грозило Лауретта уже умолкла, и все весьма похвалялы остроумие Монны Нонны, когда королева велела заменить очередь Неифили; и начала: - Дорогие мои подруги! Хотя быстрый ум часто подвергает языковые в случае необходимости точные, остроумные и действующие слова, и иногда и фортуна, становясь на помощь боязливым, вкладывает им неожиданно в уста такие вещи, на которые они в спокойном состоянии не смогли бы.
Читать далее

picture

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто


Однажды случилось ему быть в такой удалой компании в Монт-Уги, где несколько человек зазмагались между собой - какой флорентийский род благородных и древний? Одни говорили, что это Ламберти, вторые - Уберти, словом - каждый свое правил, как кто понимал.
Читать далее