Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Гульфард и Гаспарруол

29-07-2017

Так вот, жил в Милане один немецкий наемник по имени Гульфард, человек храбрый и очень верный тем, кому вступал на службу, что с немцами случается немного, и деньги он как у кого занимал, то всегда исправно платил, тем купцы охотно боргувалы ему под небольшой процент какие угодно суммы. Живя в Милане, влюбился то Гульфард в жену богатого купца Гаспарруола Кагастрачча, доброго своего знакомого и приятеля, он сумел ту свою любовь так осмотрительно утаить, что ни человек, ни кто другой о ней никогда не догадывался.

Однажды он попросил ту даму через доверенного посланника, чтобы она вволила его волю, а он, мол, за то готов сделать для нее все, что она скажет. После долгих переговоров купчиха решила удовлетворить его желание, но со своей стороны поставила перед Гульфардом два требования: во-первых, чтобы он о том никогда никому не говорил, во-вторых, нужных ему для какой-то нужды , - тогда, мол, она будет к его услугам. Услышав о такой ее жажду и возмутившись подлостью той, которую имел раньше жену степенную, Гульфард изменил свое страстная любовь почти в ненависть и решил пиддуриты ее.

Он передал ей, охотно принимает те два условия и сделает все возможное, чтобы ей угодить, поэтому пусть только сообщит, когда ему к ней прийти, и он принесет ей то, что она просит, причем никто об этом не знать, кроме одного товарища и сообщника, которому он во всем сверяется.

Гульфард выбрал выгодного волну, зашел в Гаспарруола и сказал ему: - У меня наклевывается одно дело, для которого я нуждаюсь ста червонных. Или не одолжил бы ты мне их под такой же процент, как всегда занимал? Гаспарруоло ответил, что охотно, и тут же одличив ему нужную сумму. За несколько дней он действительно, как говорила женщина, выбрался в Генуе, и она прислала к Гульфарда весть, чтобы тот пришел к ней и принес ста червонных. Гульфард взял с собой товарища и отправился в Монны Амбруоджии, которая уже ждала его.

Женщина взяла их, не догадываясь, к чему те Гульфардови слова. Думала, что он просто не хотел обнаруживать перед товарищем, он ей за что-то платить. - Хорошо, отдам, - ответила она, - только перечислю сначала, сколько их тут есть. Высыпала на стол, перечислила - вплоть действительно двести; спрятала их, совет и веселая, и, вернувшись в Гульфарда, повела его в свою комнату. И не только этой ночью, а не раз и потом, пока муж не вернулся из Генуи, она принимала своего любовника. Как Гаспарруоло вернулся Гульфард, выбрав такое время, когда тот был вместе с женой, пришел к нему и сказал при Монне Амбруоджии: - Гаспарруоло, те двести червонцев, что ты мне недавно одолжил, оказались ненужными, ибо это дело у меня не получилось. Я их тогда же изразу вернул твоей жене, то отмени же мою расписку.


Смотрите также:
 Кипрский король
 Жилетта из Нарбонне
 Тедальдо и его любовница
 Четвертый день Декамерона
 Королевский конюший

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Нонна де Пульчи


Повар Кикибио остроумным словом обращает гнев господина Куррада Джанфильяцци на смех и избегает бедствия, ему грозило Лауретта уже умолкла, и все весьма похвалялы остроумие Монны Нонны, когда королева велела заменить очередь Неифили; и начала: - Дорогие мои подруги! Хотя быстрый ум часто подвергает языковые в случае необходимости точные, остроумные и действующие слова, и иногда и фортуна, становясь на помощь боязливым, вкладывает им неожиданно в уста такие вещи, на которые они в спокойном состоянии не смогли бы.
Читать далее

picture

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто


Однажды случилось ему быть в такой удалой компании в Монт-Уги, где несколько человек зазмагались между собой - какой флорентийский род благородных и древний? Одни говорили, что это Ламберти, вторые - Уберти, словом - каждый свое правил, как кто понимал.
Читать далее