Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Одна на двоих

17-06-2020

Там встретил многих товарищей, осужденных к таким же мук, как и я; стоя между ними, я вспоминал о грех, что творил когда-то с кумой, и ждал за него еще страшнее наказания, чем та, которой мне наносили: горю в огне , а сам весь аж трясусь. Один какой-то грешник, который был рядом со мной, увидел это и спрашивает: "Что же такого ты сделал, чем ты больше согрешил против нас всех, и в огне стоя дрожишь?"

- "Увы, мой друг, - говорю я ему, - тем я дрожу, что жду новой казни за претяжкий грех сотворил я на земле". - "Какой же грех?" - Спрашивает он. А я говорю: "Такой грех с кумой спал да так с ней жировал, что к смерти дожирувався". А он начал с меня смеяться. "Тю, дурак! Не бойся, здесь кумовья не идут в рахубу! " Как я тии услышал слова, то сразу успокоился. Рассказывает он ему все то, а тут уже и мир вот-вот близко.

- Прощай, Меуччи, мне уже пора, - сказал Тингоччо и слинял. Услышав Меуччи, что кумовья на том свете не идут в рахубу, начал смеяться над собой, что какой-то он был глуп, что не занимал кум, хоть и не раз ему такая возможность случалась. С тех пор он поумнел и действовал уже смелее. Да и сам брат Ринальдо, будь сие знал, смог бы был подговорить свою куму без лишних мудраций. Уже потихоньку подул ветерок, поскольку солнце на спадень клонилось, когда король кончил свой рассказ; тем, что дальше было уже кому говорить, он изняв венец с головы своей и положил на голову Лауретты с такими словами:

- Мадонна, я венчаю вас лавром (это имя родственно вашим!) на королеву нашего общества, поэтому отныне судите и рядить, яко обладательница, всем, что может принести нам радость и удовольствие. Сие сказав, он снова сел. Лауретта, призвав кастеляна, приказала ему накрыть столы в той прекрасный долине чуть раньше, чем обычно, чтобы все могли вернуться во дворец, не спеша, потом дала ему общие распоряжения на время своего царствования. Затем того обернулась к обществу с такими вещами: - Дион потребовал вчера, чтобы мы рассказывали сегодня о хитрые штуки, которыми женщины морочат мужей, и чтобы я не боялась славы взыскал злодея-кусюкы, то загадала бы на завтра говорить о всякие каверзы, что вытворяют женщинам мужчины. Но я этого не хочу: пусть лучше каждый из вас приготовится рассказывать о разных штуки, ежедневно люди людям строят - женщины мужчинам, мужчины женщинам, а хоть и мужчина мужчине, я думаю, что об этом можно будет рассказать много интересных историй, не менее , чем сегодня. По сей языке она встала и распустила общество до самого ужина.

Дамы и кавалеры также встали: одни пошли бродить босиком в прозрачной воде, вторые - гулять по зеленому лугу между гонкими кудрявыми деревьями. Дион и Фьямметта долго пели вместе о Архита и Палемона, так, развлекаясь кто чем хотя, они прогуляли до ужина. В назначенный час все уселись за стол над самым озером и любо-мирно поужинали, - и почему бы не так, когда вокруг песенку птицы, с холмов дул ласковый ветерок, и никакой нигде не было надоедливой мухи.


Смотрите также:
 Одна на двоих
 Мадонна Елена
 Смерть Габриотто
 Примас и Клюнийский аббат
 Франческа Верджеллези

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Любовь Лодовико и мадонна Беатриче


Вот продал он свои лошади, устроил лучше своих людей, приказав, однако, чтобы они к нему не признавались, а сам сошелся ближе с хозяином заезда и сказал ему однажды, что охотно стал на службу к какому-то господину, если случился подходящий. На то сказал ему хозяин: - Ты как раз подошел бы одному здешнему шляхтичу именем Эган.
Читать далее

picture

Купеческий обычай


Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно, сипнуты за тот край, что на дворе. Как Арригуччо спал, она пускала шнурок и шла открывать любовнику, а как не спал - тянула шнурок к себе, чтобы Руберто не ожидал напрасно.
Читать далее