Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Пирр

28-03-2018

Вынужден так уйти от закона, что я сам же и положил, и осознает свою вину, я ознаймую вам всем, что готов принять за то должное наказание и возвращаюсь все-таки к своему привилегии. Скажу вам, что Елизина повествование о кума и куму и всем известная скудоумие сиенцив напомнили мне одну историю, и я, дорогие мои дамы, оставив на стороне те коньки, которые выбрасывают хитрые женщины своим глупым мужчинам, расскажу вам притчу о двух кумовьев, может, в ней будет немало невероятного, но все же стоит вам ее послушать. Т

ак вот, жил когда-то в Сиене двое парней из простого люда: одного звали Тингоччо Мини, а второй Меуччи ди Тура; жили они у Салайськои ворот, знали, кажется, только друг с другом и больше ни с кем, и были, кажется, верны и искренними товарищами. Они ходили, как и все люди, к церкви, слушали проповеди и часто слышали о вечном блаженстве и вечные муки, которые ждут умерев души на том свете в зависимости от того, как они на земле справувались. Желая узнать о том подробнее и не найдя другого способа, они договорились между собой, который из них умрет раньше, то постарается по возможности, навиститы живого и рассказать ему, как ведется на том свете, и эту свою соглашение скрепили клятвой. Вот договорились они так о том, живут себе, дружат, но тут Тингоччо покумався с одним человеком по имени Амброджо Ансельмини из Кампо Реджи, ибо его жены Монны Мифы нашелся раз сын. Тингоччо заходил время вдвоем с Меуччи к своей куме, хорошей и красивой женщины, и влюбился в нее, несмотря на свое кумовство и Меуччи тоже в нее влюбился, ибо весьма она ему в натуре пришлось, и товарищ похвалил ее изумился.

И то свое влюбленные таили уже друг от друга, хотя и по разным причинам. Тингоччо не признавался Меуччи тем, что негоже как-то будто с кумой любовью, стыдно, что кто-то о том узнает, а Меуччи тем свои чувства скрывал, что заметил товаришеву любовь. Он так думал: "Как я ему признаюсь, он ревновать и такого своей куме про меня наговорит (он же, видишь, когда хочет, может с ней разговаривать), что она меня возненавидит и я не смогу никак предотвратить у нее ласки" . Так любили они ее вдвоем, как уже было сказано, и Тингоччо, которому легче было признаться своей любимой, до занимал ее словом и делом, пока добился от нее, к чему стремился.

Меуччи сразу то заметил, и не показывал виду, чтобы товарищ не имел на него никакого Призри и не стал ему препятствовать, ибо он сам все-таки не терял еще надежды подойти той женщины во ласку. А пока, как видите, Тингоччо в своей любви был щасливший своего товарища: он так искренне стал обрабатывать пухленькую кумина грядочку, что из трудов вплоть заболел и, проболев несколько дней, визивнув, как говорится, духа. На третий день после смерти (ранее, видимо, никак не мог) появился он, как обещал, ночью к своему товарищу, твердо спал в своей постели, и призвал.

Меуччи проснулся и спросил:

- Кто ты еси? А тот ему и говорит:

- Да это я, Тингоччо. Пришел к тебе, чтобы рассказать, как мы договаривались, о том мире. Меуччи сначала будто испугался, увидев его, и быстро оправился и сказал: - Рад тебя видеть, братец! А потом спросил у гостя с того света, удалось ему избежать гибели. - Что потеряно, - ответил Тингоччо, - того уже не найдешь, а как бы я к тебе, если бы был потерянный?

- Нет, я не о том, - говорит ему Меуччи, - я спрашиваю тебя, не попал ты между грешные души в геенну огненную? - Да в геенну не попал, - ответил Тингоччо, - а муки тяжкие за грехи мои приходится все равно принимать. Тогда Меуччи начал его расспрашивать подробно, за какие грехи какие муки там набрасываются, и Тингоччо рассказал ему все. Затем Меуччи спросил товарища, не мог бы он на этом свете сделать что-то для него. Тингоччо ответил, что может, - пусть служит по нем службы, произносит молитвы и подает милостыню, ибо это весьма помогает тогосвитним душам. Меуччи сказал, что сделает это с удовольствием, а когда Тингоччо собирался отходить, Меуччи вспомнил куму и, подняв голову, спросил:

- Ага, Тингоччо, хорошо, что я вспомнил! Какая там тебе наказание за куму, что ты с ней спал на этом свете? - Брат, - ответил ему Тингоччо, - как очутился я на том свете, был там кто-то такой, что все мои грехи, представляется, наизусть знал. Он велел мне идти в такое место, где я среди тяжких мук должен оплакивать все преступления мои.

12

Смотрите также:
 Болонский монах
 Отец Альберт
 Переезд
 Судьба Ферондо
 Франческа Верджеллези

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее

picture

Крещение чертальдян


Таким образом он окрестил всех чертальдян, имея с этого немалую выгоду, и своей изобретательностью оставил в дураках тех, что хотели из него посмеяться, украв перо. Они были тут же таки и слышали всю его проповедь, как издалека зайдя, довеслував он счастливо до берега, и так хохотали, что мало челюстей себе не свернули.
Читать далее