Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Разгневанный Никострат

26-04-2019

В Никострата в домах на услугах двое подростков из хорошего рода: родители отдали их, чтобы они там хорошего обычая набирались, один терзал хозяину мясному за столом, второй подавал ему пить. Вот позвала Лидия к себе тех ребят и сказала, что у них, мол, изо рта пахнет, поэтому пусть, прислуживая Никостратови, отворачиваются подальше от него и не говорят никому, почему они так делают. Ребята поверили ей и стали делать так, как она научила. Тогда она спрашивает Никострата:

- Ты заметил, как держатся те ребята, когда тебе служат?

- Да, заметил, - ответил Никострат, - я даже хотел у них спросить, почему они так делают.

- Не спрашивай, - говорит женщина, - я сама тебе скажу. Долго об этом молчала, чтобы тебя не мучить, и вижу уже, что и другие замечают, поэтому нечего от тебя скрывать. Дело в том, что у тебя очень воняет изо рта - кто знает, откуда оно взялось, ибо первое того не бывало, - а это очень неприятная штука, потому что тебе приходится бывать в благородном обществе, надо бы найти на это какие-то лекарства. - Что же это за знак? - Говорит Никострат.

- Разве, может, у меня во рту зуб, который загнився? - Может, и так, - ответила Лидия. Повела его к окну, велела разинуть рта, посмотрела туда-сюда и говорит:

- Ой, Никострате! И как ты мог так долго терпеть? У тебя он там один зуб то надпсований, а совсем уж гнилой пень; как его там оставить, то он и соседние здоровые зубы позаражае. Надо его поскорее выдернуть, чтобы этого не случилось.

- Как ты думаешь, - говорит Никострат, - что ж, я согласен; вызови зубного мастера, пусть его вырвет. - Боже! - Отвечает женщина.

- Зачем нам тот мастер нужен? Зуб так торчит, что я сама его запросто вытяну. Ты знаешь, каковы мастера немилосердные, мне страшно даже подумать, не то что увидеть, как ты им в руки попадешься. Право, я сделаю все сама: по крайней мере как тебе очень болеть, то я не рвать, а мастер тебя не пожалеет! Тогда велела принести нужное орудия, выслала всех из комнаты, кроме Чешуйки, заперла дверь, сказала Никостратови лечь на стол, сунула ему в рот клещи и захватила ними один зуб.

Бедах кричал от боли, и Чешуя крепко держала его, а женщина тем временем со всей силы дернула клещи и вырвала зуба. Тогда спрятала того зуба, а мужчине, чуть не лишился и все зойкав, показала второй, гнилого, что приготовила о сей случай: - Вот видишь, - говорит, - какую ты дрянь государств так долго во рту! Мужчина потому и поверил; хотя и очень ему больно и он все жаловался, и думал, что теперь, когда зуба вырваны, уже здоров будет. Лидия успокаивала его так и сяк, боль немного утихла, и Никострат вышел из комнаты.


Смотрите также:
 Вавилонский султан
 Ринальдо и кума
 Настоятель фьезоланського собора
 Болонский монах
 Любовь Лодовико и мадонна Беатриче

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее