Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Жена Никостратова

25-07-2017

Дожились, что должны слушать дурного верзякання какого-то гнусный купчина, что вылупился где-то на хуторе в свином хлеву, ходил в свитке и в штанах, как колокольня, еще и перо сзади, а как наскриб уже немного денег, то давай ему жену-шляхтянку, и еще большую, он уже герб себе заводит и кичится:

"Я роду такого и перетак, мои предки то и стираете сделали!"

Не послушали меня сыновья, не отдали тебя того сватачи из графского рода Гвидо (а можно было бы сделать это почетно и с небольшим Вином), а выставили за сие золото, гадит тебе, лучшую и самую честную женщину во Флоренции, потягухою тебя не стесняясь, узивае, будто мы не знаем, какая ты есть!

Как по мне, то, клянусь Богом, я такого дала ему взбучку, что вовек не забыл бы! И, обернувшись к детям, продолжала:

- Говорила я вам, дети мои, что такого быть не может. А вы слышали, как этот милый зятек вашу сестру уважает? Крамар, Салогуб несчастный! Но будучи вами, чтобы он это такое сказал и сделал, я до бы не успокоилась, пока бы его в прах не стерла! Но чтобы я была мужчиной, я никогда бы этого не отпустили! А бей тебя божья сила, пьяница пакостный, бесстыдник тварь! Как сыновья все то увидели и услышали, стали на все лады ругать Арригучча, как послидущого бездельник, напоследок сказали ему:

- Ну хорошо, на сей раз мы тебе прощаем, ты попьяну такое сделал. Но смотри: как еще когда что-то услышим, то за все сразу оддячимо. Блюди же, если хочешь жить на свете! Сие сказав, ушли домой. Арригуччо долго стоял, как угорелый, не зная, то ли действительно такое было, то ему приснилось, и больше не приставал к женщине, не говорил ей ни слова. А она благодаря своей сообразительности не только с той передряги выкрутилась, но и обеспечила себе возможность и дальше делать все по своей воле, не боясь человека.

Рассказы ДЕВЯТАЯ

Лидия, Никостратова жена любит Пирра и, чтобы убедить его в седьмую, выполняет три его схотинкы, а потом радоваться с ним в присутствии Никострата, уверяя мужа, то ему кажется Так всем понравилась Неифилина повествование, что дамы не могли удержаться от смеха и добавили к ней немало внимания, хотя король не раз призывал их к спокойствию и уже приказал Панфило рассказывать дальше. Когда все умолкли, Панфил начал такими словами: - Я не думаю, шановнии мои дамы, что есть на свете такая трудная и опасная вещь, на которую поднялась бы страстно влюбленный человек. Хотя это уже было доказано многими историями, я приточу к ним для верного доказательства еще одну - расскажу вам о женщине, которой в жизни больше помогала доброжелательно фортуна, чем быстрый ум. Тем я не советовал бы никому из вас на его тропу спадать, так как не всегда судьба улыбается людям и не все мужчины одинаково слипують.


Смотрите также:
 Риччардо Минутоло и Кателлу
 Ужин Пьетро ди Винчоло
 Еврей Аврам
 Болезнь Чаппеллетто
 Молодые флорентинцы

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Нонна де Пульчи


Повар Кикибио остроумным словом обращает гнев господина Куррада Джанфильяцци на смех и избегает бедствия, ему грозило Лауретта уже умолкла, и все весьма похвалялы остроумие Монны Нонны, когда королева велела заменить очередь Неифили; и начала: - Дорогие мои подруги! Хотя быстрый ум часто подвергает языковые в случае необходимости точные, остроумные и действующие слова, и иногда и фортуна, становясь на помощь боязливым, вкладывает им неожиданно в уста такие вещи, на которые они в спокойном состоянии не смогли бы.
Читать далее

picture

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто


Однажды случилось ему быть в такой удалой компании в Монт-Уги, где несколько человек зазмагались между собой - какой флорентийский род благородных и древний? Одни говорили, что это Ламберти, вторые - Уберти, словом - каждый свое правил, как кто понимал.
Читать далее