Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Купеческий обычай

23-01-2019

Арригуччо рассказал им все, начиная с завязки, что привязывала себя к пальцу Мона Сизмонда, и кончая тем, что он сделал с предательницей, в доказательство чего дал им в руки волосы, отрезал (как он думал) с ее головы, а в конце добавил, пусть идут и заберут ее и делают с ним, что знают, потому что он такой негодяйки не думает в своем доме держать. Жениных братьям было весьма неприятно слышать такие вещи; поверив во всем зятю, они разозлились на сестру и, зажигая факелы, ушли вместе с Арригуччом к дому, чтобы хорошо проучить неверную. Мать Сизмондина пошла за ними, она плакала и просила сына не верить так невзначай тем словам, не разобрав как следует всего дела, но человек, может, рассердился на нее за что-то другое и избил ее, а теперь, чтобы себя выгородить, вернет на него всячину, и еще говорила, что удивительно ей, как такое могло произойти, потому что она хорошо знает свою дочь, сама ее детства растила и любила, - многое говорила.

Вот они вошли в Арригучча в дом и стали приниматься вверх по лестнице. Услышав, что они идут, Мона Сизмонда спросила: - Кто там? А один брат ей и говорит: - Сейчас увидишь, окаяннице, кто. Тогда она невинно: - Боже правый! - Говорит. - Что это значит? Устала с места и поздоровалась: - Здравствуйте, братцы мои! Чего это вы в такую необычную пору мне наведались? Увидев брата, она сидит себе спокойно и шьет и не видно, чтобы бита была, хотя Арригуччо сказал, что всю ее потолок, они удивились немного и, сдержав свой гнев, спросили ее, как было дело, потому Арригуччо, мол, на нее жаловался, да признается им во всем по правде, то хуже будет. - Не знаю, - ответила Мона Сизмонда, - что мне вам говорить и за что мог на меня жаловаться Арригуччо. А сам Арригуччо смотрел на нее, как угорелый. Что за странность? Ведь он ее тысячу, может, раз в лицо ударил, поцарапал ее всю, розмотлошив, а она сидит, словно ничего. Братья рассказали ей вкратце все, о чем говорил Арригуччо, - о том шнурок, о драке подобное.

Тогда она обратилась к мужу с такими словами: - Где такое видано говорить, мужу мой? Зачем это ты, себе же на позор, меня грешницу напрасно выставляешь, а себя злым и мучителя, хотя ты на самом деле такой? Но разве ты эту ночь дома, как ты спал со мной? А когда это ты меня бил? Что-то я такого не припомню. - Как, мерзотнице! - Упал ей в дело Арригуччо. - Разве не вместе мы легли спать? Разве я не вернулся сюда, когда прогнал твоего любовника, разве не набил тебя как следует, не остриг тебе волосы? - Да ты не ночевал эту ночь дома, - сказала женщина. - Но об этом я сейчас промолчу, ибо не имею на то доказательства, кроме моих правдивых слов. А вот ты говоришь, якобы избил меня и остриг. Нет, ты меня не бил, пусть посмотрят хорошо все, что здесь есть, и сам посмотри порядке, есть ли где на моем теле хоть знак от того битья? И не советую тебе поднимать на меня руки, потому, ей-богу святому, как осмилишся когда я глаза тебе повидряпую! И волосы ты не остригав, насколько я знаю, как, может, так отрезал, что я не заметила? Ну-ка посмотрю сама, не отрезаны у меня волосы? По сей языке сняла а головы покрывало и показала всем, что волос на ней целехонькое.


Смотрите также:
 Пьетро Боккамацца
 Джаннотто и Мадонна Беритола
 Джанни Лоттеринги
 Джироламо и Сальвестра
 Дионеево право

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Ринальдо и кума


Брат Ринальдо спит с кумой; человек застает его в одной комнате с ней, а она его уверяет, что тот заказывал глисты у своего крестника Хотя Филострат говорил о парфийських лошадей весьма туманно, догадливые женщины весьма тому смеялись, стараясь, правда, показать, что смеются с чего-то другого. Увидев король, его история конца подошла, велел заменить очередь Элизе; и с готовностью начала: - Милые мои подруги, и заговор против наваждения, о которой повествовала Эмилия, напомнила мне еще один случай заговоры, может, он будет не такой интересный, как тамтой, но я вам расскажу о нем, ибо на лучший сегодня не смогла.
Читать далее

picture

Тофана и его жена


Она так упевнялась на мужа пьянство начала водить любовника домой или сама ходила ночевать к нему (он жил недалеко от них). Такое вытворяла влюблена бабенка, а тут бедняга-муж стал примечать, что она его-то поит, а сама никогда не пьет, и в его душе заклюнулась подозрение, не нарочно она его спаивает, чтобы самой в охоту погулять, пока он спит.
Читать далее