Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Тофана и его жена

20-04-2019

Так вот, жил в городе Аримин один купец, богатый деньги и имущество, и имел он уродлив женщину, которую ревновал ко всем страшно без всякой на то основания: просто он любил ее очень, считал большую красавицу и видел, что она старается нравиться ему, то и думал, что каждый любит и за красивую имеет, что и она старается понравиться каждому (си соображения ясно показывают, какой злой и глупый был тот человек). С тех ревности и зависти он так пристально стерег ее и в таком держал тесноте, что, пожалуй, и на казнь в тюрьме никогда под таким острове стоит не держали. Не то на свадьбу, на храм, в церковь, так на улицу не пускал ее никогда, но и смотрит, было, чтобы у окна не стояла, никуда не выглядела. Терпела бедная ту лихую скорби, и терпения уже не хватало: ведь вины за собой не знала никакой.

Увидев, как несправедливо обижает ее муж, она решила найти себе, когда сможет, какую развлечение, чтобы уже как терпеть те ревность, то хотя недурно. Не имея возможности покрасоваться у окна, чтобы обратить на себя чье-то внимание и одповисты взглядом на взгляд, и зная, что в соседнем доме живет хороший и красивый юноша, она решила поискать, нет ли в стене, что дома их разделяет, которой щели, чтобы отрока увидеть и объясниться с ним полюбовно, если он не от того, и, как только будет можно, сходиться с ним иногда, чтобы не мучать миром через ту мужа болячку. И давай он, как мужчины дома не было, туда-сюда шарить, то стена обозревая глядь - и действительно в одном углу щель нашлась; пристально она в ту щель заглядывала и увидела (хотя и не многое было видно), что по той стороне какая-то комната. "Вот, - думает она, - если бы это была Филиппова (молодого бы то соседи) комната, то полдела, считай, уже сделано!" А так подумав, велела горничной своей, Панину беде сочувствовали, разведать потихоньку, что и как, действительно оказалось, что в комнате спал юноша один.


Смотрите также:
 Болезнь короля
 Монна Джованна
 Компания Сикурано
 Месть
 Молодые флорентинцы

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее