Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Еврей Аврам

13-03-2019

Пришлось оставить его так через весь день, чтобы все могли зреть его и припасть к нему. Такая пошла слава о его Преподобництво, что начали все паломничество к нему ходить, и при лихой часов прибегали люди не в другой какого святого, а до него. Прозвали его, до сих пор так зовут, святой Чаппеллетто и говорят, что ради него явил Господь премногих чудеса и повседневно представляет, как кто припадает к нему с благоговением. Не говорю, что не мог сподобиться блаженства перед Господом, ибо хотя жизнь его была ленивой и греховное, и он смог наскинчу на такое покаяние, что, может, Бог змилосердувався над ним и принял его в царствие свое. Но это закрыто от нас, а как судить по тому, что явно, то, мне кажется, быть ему не в раю, а в когтях дияволових, в пагубу вечной.

Если это так, то велика в том является милость от Господа, что не на заблудись наши, а на чистоту веры считается, и хотя мы прибегаем к милость через врага его, думая, что это друг, он так преклоняется к молитвам наших, как будто бы был праведен заместитель. Чтобы же благость его сохранила нас в седьмую веселом обществе живыми и здоровыми в такой беде, восхвалят того, в чье имя мы собрались, вознесем ему почет и здаймося на него в нуждах наших, уповая, что он выслушает нас. Так кончил Панфил.

Рассказы ВТОРАЯ Еврей Аврам едет по наущению Джаннотто ДГ Чивиньи к римскому двору и, увидев там беспутство духовенства, возвращается в Париж и вихрещуеться Панфилова повествование местами смешила дам и вообще понравилась: когда ее выслушали внимательно до конца, королева велела рассказать что-то свое Неифили, сидевшая сбоку первого рассказчика, - развлечение было идти установленной очереди. Неифила, что и на красоту была хорошая, и воспитания должна несогирше, радостно согласилась на то есть и начала так.

Рассказов мне, милые дамы, который был себе когда-то в Париже крупный купец по имени Джаннотто ди Чивиньи, человек хороший, честный и правдивый; продолжал он добрый коммерции сукнами и искренне дружил с евреем Авраамом, таким же богатым купцом и хорошим человеком. Видя Джаннотто его честность и правдивость, весьма сокрушался тем, что душа сего доброго, мудрого и достойного мужчину погубиться через ложную веру. Вот он и начал его уговаривать по-дружески, чтобы он откинулся от кривой еврейской веры и обратился на правую христианскую, ибо она, будучи святой и истинной, все множится и процветает, как он то видит, тогда как его вера малие и вращается внивець на его же глазах. Еврей отвечал на то, что не знает ни святой и истинной веры, кроме иудейской, что он в ней родился, в ней жить и умрет и никакая сила не отвратит его от нее. Но Джаннотто в этом не перестал, и через несколько дней он снова снял о том дело, доказывая по-простому, по-купечески, чем наша религия лучше еврейскую. И хотя Авраам очень хорошо разбирался в иудейском законе, однако доказательства Джаннотто уже начали ему нравиться - то с большой приязни к нему, то от слов, что Дух Святой вложил в уста душеубогому; и он же упорно стоял у своей вере, все не давался обратить. Уперся Авраам, и Джаннотто НЕ одставав от него, все вговоряв и таки победил его своей настойчивостью. - Хорошо, Джаннотто, - говорит еврей, - ты требуешь, чтобы я крестился, пусть будет по-твоему, только хочу перед съездить в Рим, увидеть того, что ты называешь наместником Бога на земле, посмотреть на его обычаи и обычаи, а также на его братьев кардиналов, а когда они делами своими утвердит меня в том, что ваша вера лучше от моей, как ты пытался доказать мне словам, то я сделаю так, как сказал; если нет, то останусь при своем иудействе. Услышав сие, Джаннотто тяжело загрустил и рассуждает про себя: "Жаль моей работы! А я уж старался, что лучше нельзя, и думал, что обратил его.


Смотрите также:
 Мессер Гваспаррин
 Третий день Декамерона
 Болезнь Чаппеллетто
 Алатиель и принц
 Царский подарок

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Джованна


Услышав Федериго, чего желала его дама, увидев, что не может исполнить ее воли, потому что зарезал своего сокола, чтобы ее угостить, то так горько, что долго не смог сказать ей что-то в ответ. Монна Джованна подумала сначала, что тем он плачет, что жалко ему расставаться с возлюбленного своим соколом, и хотела уже было отказаться; от своей просьбы, и сдержалась, ожидая качестве ответа от Федериго.
Читать далее

picture

Ужин Пьетро ди Винчоло


Сама здорова знаешь, как состарится, то ни муж, ни собака на нас смотреть не хочет - ходи, баба, на пекарню горшки и миски считать да с котами мурлыкать. Еще песнь нас прокладывают: "Женщина - флячки, старицы - болячки", - и разве только эту одну!
Читать далее