Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Крещение чертальдян

17-03-2018

Услышав сие дамы, сказали, пусть будет по его повелению, тогда король дал каждому на свободу делать до ужина что хотя. Солнце стояло на небе высоко, потому что разговоры тогоденни были не длинные. Дион сел играть в шашки со своими товарищами, а Элиза одкликала подруг сторону и сказала им: - Когда мы здесь, я собиралась повести вас в одну прекрасную мистину недалеко отсюда, где никто из вас, кажется, еще не был, - в так называемую Девичью Долину. Но раньше все как-то не получалось, а сегодня как раз выгодного волна, ибо солнце еще высоко: так как хотите туда пойти - пойдем, думаю, что сия прогулка будет для вас не без удовольствия. Дамы ответила, что согласны, и, призвав одного прислуга, не сказав ни слова кавалерам, двинулись в путь не прошли же и милые, как доставшегося в той Девичьей Долины.

Они вступили в нее узкой тропинке, пролегающей вдоль берега чистого и прозрачного ручья, и были несказанно удивлены красотой этой местности, особенно чувствовалась при такой жаркой погоды. Склоны этих холмов спускались в долину амфитеатральным, постепенно сужая пространство: южные окрыть были сплошь виноградом, оливковыми, фиговыми, вишневыми, миндальными и другими плодовыми деревьями, а северные, в Большой Медведицы развернуты, поросшие дубовыми рощами, ясенями и всяким другим деревом, гонким да зеленым. Сама же долина, в которой не было другого входа, которым прошли дамы, тоже была засажена елями, кипарисами, лаврами и соснами, и так же красиво и складно, как то сделал который знаменит художник, через тот зеленый покров солнце, хотя и стояло высоко, почти не проникал к земле, застеленному мелким зеленой травке с красными и другого цвета цветами по нему.

Не менее утешения давал и ручей, который вытекал из одного ущелья, падая по каменным уступам с приятным на слух журчанием и рассыпая обильные брызги, издалека казались живым серебром, розпорошуваним откуда под большим давлением. Сбежав вниз, те воды текли быстро изгибных руслом и в самой середине долины разливались в небольшое озерцо, похожее на яму или на садок, которые вот время устраивают по своим садах горожане, у кого есть возможностей. Глубиной было то озеро так как по грудь человеку, а вода в нем чистая-чистая, ничем не закаламучена и прозрачная, что на ринявому дня можно было невзначай посчитать каждую крупинку. Да и не только гравий видел, кто в озеро, было, глядь: плавала там туда-сюда множество всякой рыбы, любо-дорого было смотреть. Не мало то озеро другим берегам, как охранки лугу, где обильно полита влажной, пишала буйная зелень.


Смотрите также:
 Отец Альберт
 Смерть Габриотто
 Настоятель фьезоланського собора
 Судьба Ферондо
 Гвидо Кавальканти

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее

picture

Крещение чертальдян


Таким образом он окрестил всех чертальдян, имея с этого немалую выгоду, и своей изобретательностью оставил в дураках тех, что хотели из него посмеяться, украв перо. Они были тут же таки и слышали всю его проповедь, как издалека зайдя, довеслував он счастливо до берега, и так хохотали, что мало челюстей себе не свернули.
Читать далее