Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Перо из крыльев архангела Гавриила

18-09-2017

Брат Лук тем временем хорошо пообедал и поспал немного; по третьей же часов встал и, узнав, что насходилось немало простоватости на это чудо посмотреть, велел сказать Гуччи-Невмиваци, чтобы он шел в церковь с колокольчиками и котомками. Хоть и не хотелось лакею от Нутинои кухни отрываться, и должен идти, куда сказано. Едва доплентавшись к церкви (вплоть сопел, бедняга, воды обпившися), он стал у двери и стал звонить в скликанчик. Когда все люди собрались, брат Лук, не заметив, что кто-то в его сумках копался, начал свою проповедь и наговорил немало спасенных словес, что должны пойти ему на пользу: как же настало время показать перо Архангельское, сказал торжественную молитву, велел зажечь два посвитачи и, сняв с головы шапочку, осторожно вывязал из шелковой платочки ящик.

Сказав еще несколько слов в похвалу и славу архангелу Гавриилу и своей святой реликвии, он открыл ящик. Когда монах увидел, что в ней лежит уголь, то и не подумал, чтобы такое мог совершить Гуччо-Слоняка (слишком тупой был у него слуга!), И не стал проклинать его, не допильнував святынь, только обругал мысленно сам себя, поручил их ухода небрежного и оспалий, беспутного и распутного. Однако не смутился нисколько, поднял глаза и руки к верху и сказал так, чтобы все его услышали: - Господи, да будет прославлена вовеки мощь твоя! Тогда, закрыв ящик, обратился к народу с такой речью: - Господа миряне, должен вам сказать, что, когда я был еще совсем молодой, мой начальник послал меня в те края, где солнце всходит, поручив мне особым приказом искать, вплоть доколе не найду, Хвостовоздвиженськи привилегии, нужны более кому-то другому, чем нам , хотя печати к ним прикладываются очень просто. Вот и пошел я в дорогу, из Венеции через Греческую Слободу, затем верхом через всю Альгарбию и Бардаччину доехал до Голотурии, а оттуда, изнывая на жажду, добрался через некоторое время к Сардинии. Но зачем рассказывать вам обо всех странах, в которых я побывал?

Через пролив святого Юра заикнулся я в Оманию и туманится, два государства крупные и густо заполнены людьми, оттуда добрался до Дуросвитчины, где увидел много братиков нашего закона и других орденов монашеских, которые били там баклуши во славу Господню, мало заботясь о нужде ближних своих, а больше о своей выгоде; платят же всего в тех краях только небитых монетой. В коротком времени загнался я до Зарванои Индии, где - клянусь рясой, что у меня на позвоночнике! - Видел собственными глазами, как пернатые летают в воздухе - это правда, хотя трудно ему поверить; и есть человек, богатый купец, которого я в том краю увидел, он щелкал там орехи и продавал шелухи розницу. Но нигде не сумев найти, что искал (потому что дальше надо было плыть водой), вернул я обратно и прибыл в те святые земли, где пожилого года холодный хлеб продается по четыре копейки, а теплый даром дается.


Смотрите также:
 Рассказ Пампинеи
 Смерть Габриотто
 Одна на двоих
 Мадонна Елена
 Граф Антверпенский

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Свадьба Теодора и Виоланты


Немедленно послал он к тому поместье, где была дочь, своего поверенного, чтобы отменить свой предыдущий приказ, если случаем еще не выполнили. Посланник застал того служебника раз в то время, когда он, поставив перед девицей яд и положив кинжала, ругал ее, что она еще не сделала выбор, и угрожал, что он таки заставит.
Читать далее

picture

Любовь Федериго дель Альбериго


Когда все кончилось и девушка с всадником исчезли ся необычное событие привела всех присутствующих на долгие разговоры; сильнее всех испугалась и жестокая девушка, которую любил Настаджо, потому что она все это видела и слышала отчетливо с самого начала; вспомнив свое непрестанное надменности Юнаковой любовь " ю, урозумила она сердцем, то не кому, а ей строгая предостережение: ей казалось, что она сама уже убегает от него, а он, разъяренный, догоняет ее с собаками.
Читать далее