Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Перо из крыльев архангела Гавриила

15-07-2017

У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели. Представьте же себе человека без премудрости, святости и добродетели, и еще с теми девятью приметам! Когда его спрашивали, какие то приметы, он отвечал так, нанизывая их под рифму: - Он у меня ленивый, лживый и бранный; дерзкий, небрежный и оспалий; забываемому, беспутный и распутной. Водятся за ним и еще некоторые грешки, о которых лучше не вспоминать. Но самое смешное, пожалуй, из всех штучек это то, что везде, куда бы он не прибыл, хочет лентяй жениться и дом себе нанять.

Борода у него большая, черная и лоснящаяся, и он считает сам себя такого красавца, что который на него посмотрит, в той сразу сердце вянет, дай ему волю, то бегать за женщинами так, что ремни погубит. Правда, он становится мне в большом приключении, так как кто захочет розмовитись со мной сокровенное, Гуччо все равно подслушает немного и свою судьбу, а как у меня что-то спросят, то он, боясь, что я не сумею ответить, одповидае меня "да" или "нет", как ему в голову набежит. Посему, оставив своего слугу в гостинице, брат Лук приказал ему крепко стеречь его вещей, чтобы никто не трогал, особенно сумок, там были всякие святыни. Но Гуччо-Невмывака так любил сидеть на кухне, как соловей на калине, особенно как винюшить, было, девку-кухарку; накинул он глазом и в седьмую заездном дворе одного гладенну Шерепи с противной хлебало и сиськами, как двумя мешками, вечно вприлу, грязную и прокоптилу, и набросился на нее, как грач в пищу. Оставив на произвол судьбы комнату брата Лука со всеми его вещами, он приснастився на кухне у печи (хотя происходило это летом) и завел разговор с кухаркой, которую звали Нута: говорил ей, что грамоты на шляхетство, тысячу с лишним червонцев (кроме той тысячи, что он другим виноват), что он и швец, и мнець, и на дуде Игрец, и на всякое дело не взял его удар. Хотя на капюшоне у него было столько сала, что стало бы заправить целый котел ухи в Пустоживотньому монастыри, жилетке множество исправлений и грязных пятен у ковнира и под мышками, от которых он менялся разными красками, как те индийские и турецкие ткани, ботинки были совершенно истоптани, а чулки дырявые, однако Гуччо притворялся барона из овечьего загона и обещал Нути, что оденет и уберет ее, как паву, избавит по найму и даст ей лучшую судьбу, хотя у нее ничего нет. Много он еще продолжал ей груш на вербе, и говори горы, гора не слышит - и на сей раз, как всегда было раньше, он ничего не добился. Поэтому те два юноши-шалуны застали Гуччи-Свиняку, как он бегая возле нуть, и были тому очень довольны, потому что не имели лишних хлопот: вошли беспрепятственно в ченцевои комнаты, стояла нарозтвир, и давай сумки перетряхивать.

В одной нашли они ящик, завинену в шелковый кусок, а в том ящике - перо с папужиного хвоста: вот же и была, пожалуй, и реликвия, которую собирался показать брат Лук чертальдянам. А вдуриты их было монаху не очень трудно, ибо в те времена всякие египетские прихоти изредка разве попадали в Тоскану; то уже совсем позже заполонили они всю Италию с большим пагубу и разврат. А как они вообще мало были известны, то в Чертальдо и подавно: там люди жили просто, по-отечески и старинке, и попугаев не то в глаза никогда не видели, но и не слышали о них никогда. Обрадовались ребята, нашли то перо: поднимай его из ящика, а чтобы ящик не пустовала, насыпали туда уголь, что нашли в углу комнаты. Тогда закрыли ее, завязали, положили все на место, как было, и вышли из гостиницы, никем не замеченные, и стали ждать, что-то скажет брат Лук мирянам, как изнайде вместо пера угля. Дяди и тети, которые были на ранней одправи, услышав, что после обеда они смогут увидеть перо архангела Гавриила, ушли из церкви домой и рассказали о том сосед соседу, кума куме: как пообедали все то такого народа перед церковью собралось, что кто знает , как они там помещались, - так всем хотелось на то перо посмотреть.


Смотрите также:
 Гвидо Кавальканти
 Смерть Габриотто
 Отец Альберт
 Настоятель фьезоланського собора
 Пирр

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

Узнать, сколько стоит деревянное окно со стеклопакетом в Москве. picture

Монна Нонна де Пульчи


Повар Кикибио остроумным словом обращает гнев господина Куррада Джанфильяцци на смех и избегает бедствия, ему грозило Лауретта уже умолкла, и все весьма похвалялы остроумие Монны Нонны, когда королева велела заменить очередь Неифили; и начала: - Дорогие мои подруги! Хотя быстрый ум часто подвергает языковые в случае необходимости точные, остроумные и действующие слова, и иногда и фортуна, становясь на помощь боязливым, вкладывает им неожиданно в уста такие вещи, на которые они в спокойном состоянии не смогли бы.
Читать далее

picture

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто


Однажды случилось ему быть в такой удалой компании в Монт-Уги, где несколько человек зазмагались между собой - какой флорентийский род благородных и древний? Одни говорили, что это Ламберти, вторые - Уберти, словом - каждый свое правил, как кто понимал.
Читать далее