Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто

12-07-2018

Рассказы СЕДЬМАЯ

Мадонна Филиппа, пойманная мужем в гречке, метким ответом оправдывается в суде и добивается изменения закона Фьяметта уже замолчала, а все еще смеялись с необычного доказательства, которым Скальци поднял род Баронч над все благородное, когда королева приказала Филострат заменить очередь, и он начал: - Шановнии мои дамы, хорошая это дело - всюду словом хорошо владеть, и лучше, по моему мнению, когда то умение не покидает нас в пристальном потребности. В городе Прато был когда-то такой закон, нечеловеческий, скажем прямо, и жестокий, что когда муж застанет с любовником своей жены прелюбодейкам, то ее должны заживо сжечь наравне с непотребницею, что сии милости всем за деньги уделял.

И вот, когда этот закон еще был в силе, случилось так, что одна дама по имени мадонна Филиппа была захвачено однажды ночью своим мужем, Ринальдо где Пульези, как лежала в своей комнате в объятиях Ладзарина где Гваццальйотри, родовитого и хорошего молодого кавалера из города, которого она любила, как свою душу. Когда Ринальдо разоблачил те перелюбкы, загорелся яростным гневом и едва сдержался, чтобы их обоих на месте не убить; только страх за свою собственную судьбу сдержал его от убийства. Хотя же и не хотел он сам произойти убийцей женщины своей, и не думал и отпускать изменницы: решил добиваться для нее смерти, как положено по закону тамошнем. Имея достаточно доказательств ее преступление, он, не питавших ни у кого совета, запизвав следующее утро провинницю в суд.

Дамы и, смелая и смело, как бывают всегда те, которые искренне любят, твердо решила стать на суд, хотя родственники и друзья розраювалы ее: предпочла умереть, честно признав всю правду, чем бежать трусливо и жить где-то изгнанницы-Банит, оказавшись недостойным того любовника, в его объятиях минувшую ночь изночувала. В сопровождении многих женщин и мужчин, которые советовали ей не признаваться, она появилась в Подеста и спокойным видом спросила его твердым голосом, зачем он ее вызвал. Подеста посмотрел на нее и, увидев, что это дама красивая и степенная, да еще и смело, как судить из ее вещей, проникся к ней искренним сожалением, он боялся, что она во всем признается, и тогда ему придется, уважая собственную честь, осудить его на смерть. Но хотел он того или не хотел, пришлось допросить ее, раз уже жалобу на нее подано. - Мадонна, - сказал подеста, - муж ваш Ринальдо запизвав вас в суд, утверждая, что застал вас, как вы поступали чужоложний грех, и требуя за то смертной казни, согласно нашему уставу, и я не могу такого приговора, если вы сами не признаетесь.


Смотрите также:
 Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто
 Гвильельмо Борсьере
 Кончина Антиоха
 Маршал Пьеро
 Сицилийские хитрости

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто


Однажды случилось ему быть в такой удалой компании в Монт-Уги, где несколько человек зазмагались между собой - какой флорентийский род благородных и древний? Одни говорили, что это Ламберти, вторые - Уберти, словом - каждый свое правил, как кто понимал.
Читать далее

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее