Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Монна Нонна де Пульчи

13-09-2018

Вот уж они и у реки; повар первый заметил десяток журавлей, стоявших на дний ноге (а так действительно и стоят, когда спят). - Вот видите, - показал он на них Куррадови, - правду я вам вчера говорил, что они одноногие: смотрите, как они стоят. - Подожди, - отозвался Куррадо, заметив птиц, - сейчас я покажу тебе, что они двуногие. Потом подошел к журавлей ближе и крикнул: - Шугу! Шугу! Услышав то крики, журавли стали на обе ноги и, цибнувшы раз и два, улетели. - А что, сладкоежки? - Сказал Куррадо повару. - Видишь теперь, что у них две ноги? Кикибио растерялся, но ответил мгновенно (кто его знал, откуда и ответ взялась): - Да, что две, мой господин! Надо было вам вчера вечером на того журавля шугикнуты, то и он бы, как сии, вторую ногу опустил! Куррадови так этот шутку понравился, что гнев его обратился сразу в веселый смех, и он сказал: - Правда твоя, Кикибио, надо было мне так и сделать! Так своей быстрой и остроумной ответом Кикибио избежал большой беды и помирился с господином.

Рассказы ПЯТАЯ

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто, художник, возвращаясь из Муджелло, высмеивают взамен свой жалкий вид Когда Неифила замолчала и дамы посмеялись с Кухарев остроты, королева велела снять вещь Панфил. Тот начал: - Дорогие мои дамы, как фортуна таит время среди людей низкого состояния огромные сокровища добродетели, нам только что показала Пампинея, так и природа скрывает не раз необычные таланты под уродливой внешностью человеческой. Это наглядно проявилось на двух наших славных согражданах, о которых я хочу кое-что вам рассказать.

Один из них, мессер Форез да Рабатта, был маленький, плюгавенький из виду человечек, с таким плоским лицом и вздернутым носом, той красоты стеснялся бы и найпоганший Бридько из рода Баронч, но из него был знаменитый юриста, и толковые люди величали его оракулом гражданского права. Второго звали Джотто, и имел он дивный художнический талант: не было на свете ничего сформированного природой, матерью и створителькою всего сущего, чего бы он не смог изобразить карандашом, пером или кистью с такой степенью сходства, не разберешь, где сама вещь , а где ее изображения нередко его рисования так зрение человеческий в заблуждение вводило, что подобие всем за действительность представлялась.

Ему удалось возродить к новой жизни искусство, похоронено от веков квачомазамы, которые рисовали всякую всячину скорее на потеху невеждам, чем людям хорошего вкуса, - поэтому его по праву можно назвать одним из светочей флорентийской славы. Был этот художник чрезвычайно скромным человеком - хотя у него учились все остальные, он при жизни всегда одмовлявся от титула "маэстро", и тот титул играл на нем тем ярче, чем больше гонялись за ним беднее на талант мастера или его ученики. Но хотя этот Джотто был непревзойденным художником, на фигуру и на красоту мало чем от мессера Форез одризнявся. Переходя теперь к самой вещи, скажу, что и в мессера Форез, и у Джотто были поместья по соседству, в городе Муджелло. Как-то летом, когда по всем судам были каникулы, мессер Форез поехал осмотреть имение и уже возвращался оттуда верхом на плохенький кобильчини, когда встретил Джотто, который тоже побывал в своих владениях и брался назад во Флоренцию. Лошадка его была не лучше, чем в юристы, и одежка тоже хрупкая. Вот давай они ехать вместе - Тюпа рядом тихой шагом, сказано старые.


Смотрите также:
 Неприятности Андреуччо
 Жилетта из Нарбонне
 Крит
 Кипрский король
 Мазетто с Лампореккио

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Джованна


Услышав Федериго, чего желала его дама, увидев, что не может исполнить ее воли, потому что зарезал своего сокола, чтобы ее угостить, то так горько, что долго не смог сказать ей что-то в ответ. Монна Джованна подумала сначала, что тем он плачет, что жалко ему расставаться с возлюбленного своим соколом, и хотела уже было отказаться; от своей просьбы, и сдержалась, ожидая качестве ответа от Федериго.
Читать далее

picture

Ужин Пьетро ди Винчоло


Сама здорова знаешь, как состарится, то ни муж, ни собака на нас смотреть не хочет - ходи, баба, на пекарню горшки и миски считать да с котами мурлыкать. Еще песнь нас прокладывают: "Женщина - флячки, старицы - болячки", - и разве только эту одну!
Читать далее