Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Пекарь Чисто

11-04-2019

Рассказы ТРЕТЬЯ

Монна Нонна где Пульчи меткой ответом обрывает не слишком приличные шутки флорентийского епископа Как докинчала Пампинея свою историю и все похвалили остроумный ответ Чисто и его щедрость, королева велела рассказывать дальше Лауретты; и весело начала: - Дорогие мои подруги! Сначала Пампинея, а теперь Филомена очень хорошо сказали о том, что мы не умеем как следует орудовать красным словом, и я не буду к этой дела возвращаться; скажу только, что остроты должны кусать слушателей скорее по-овечьи, чем по-собачьи, ибо если слово кусает, как собака, то уже не шутка, а грубости. Слова же мадонны Оретта и пекаря Чисто были по-настоящему остроумными. Правда, когда тебя проймешь кусачей словом, тогда не грех ответ и огрызнуться - поэтому всегда следует на то считать, где, когда и с кем жартуеться. Когда один ваш уважаемый церковный того не учел и хорошую получил одсич на свое колючее слово, - слушайте, как это было. Когда флорентийским епископом был мессер Антонио д'Орсэ, прелат достойный и умный, прибыл во Флоренцию один каталонский дворянин по имени Диего де ла Рата, маршал короля Роберта.

Был он из себя очень красивый и настоящее на залеты, то и влюбился как-то в одну красивую даму из нашего же города, приходилась племянницей брату того епископа. Узнав, что муж той женщины, несмотря на род, был мужем скряги и ничтожным, он договорился с ним, что даст ему пятьсот золотых флоринов, как тот позволит ему переночевать с женщиной; велев позолотить сребреники такого же размера, что ходили тогда по людям, он переспал с женщиной, хотя она того не хотела, и отдал те монеты мужу. Впоследствии и дело вышло на яв и все смеялись над обманутого никчемника, а епископ, как человек умный, делал вид, что ничего этого не знает. Епископ часто бывал вместе с тем маршалком; раз как-то - было то же самое на Ивана - ехали они вдвоем верхами по той улице, где лошадиные гони которых проводились, и епископ заметил одну молодую барыню, что умерла под нынешнюю эпидемию.

Вы, наверное, все ее знали - это была Мона Нонна где Пульчи, двоюродная сестра мессера Алессио Ринуччи, женщина тогда еще свежая и молодая, решительная на удачу и остроумная на слово; незадолго перед этим она вышла замуж в Порта-Сан-Пьеро . Увидев монну Нонну, епископ показал ее маршалу, а когда подъехал к ней ближе, положил руку на плечо своему спутнику и обратился к даме: - А что, Нонна? Если тебе этакого, ты бы его упорала? Нонне показалось, что сии слова уйма ей чести в глазах горожан, которые были при том присутствовать, а их было там немало, тем она сказала быстро - не для того, чтобы позор розмаяты, а чтобы ударом на удар ответить: - Мессер, я не знаю, он бы меня впорав, и, во всяком случае, я бы хотела, чтобы монета была хорошая. Услышав эти слова маршал с епископом, то поняли, что их обоих одинаково ударяли: одного за то, что сделал бесчестие племяннице епископского брата, а другого за то, что примирился а позором своей родственницы. Не взглянув друг на друга, не сказав ни слова, они уехали как непышные - и что они могли ей тогда одповисты? А Мона Нонна хорошо сделала - ее задели, то и она острым словом по праву одборонилась.


Смотрите также:
 Кипрский король
 Маршал Пьеро
 Джанни Лоттеринги
 Неприятности Андреуччо
 Четвертый день Декамерона

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее