Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Коронация Элизы

18-12-2020

Когда она наконец замолчала, королева ответила, смеясь, к Дионео: - Дион, ты знаток в таких делах, поэтому, как закончатся наши сегодняшние рассказы, не забудь подать свой ришенець в седьмую вопросе. Дион ответил без промедления: - Мадонна, ришенець уже давно готов, и я объявлю его сейчас: Личиска, безусловно, прав, потому, как она говорит, так оно в действительности и есть, а Тиндарей - дурак, и все. Сие услышав, Личиска засмеялась и сказала в Тиндарей: - А что, на мой получилось? Иди себе, шут, и спасайся где-то в угол. Ты думал, молокосос, что знаешь больше от меня, и я, слава Богу, недурно пожил на свете, да, зря! Если королева не приказала ей с сердитым видом замолчать и не разглагольствовать больше - потому бита будет! - И не одислала ее прочь вместе с Тиндарей, то и до вечера были бы той сороки не переслушали. Когда они ушли, королева велела Филомена начинать рассказ, и та охотно унесла голос.

Рассказы ПЕРВАЯ

Один кавалер обещал мадонне Оретта рассказать такую историю, что ей покажется, что она едет верхом, и повествует так нелепая, что дама просит изсадиты ее с лошади Юные мои подруги, как звезды скрашають небо ясной ночи, как цветы украшают весной зеленые поля, а густой разнообразие горные склоны, так остроумные слова красят добрые нравы и любую беседу. А тем, что они должны быть короткие, то подходят больше женщинам, чем мужчинам, потому нашей сестре не годится слишком много говорить.

Правда, почему-то Так-то оно так повелось - или мы уже такие на ум убогие, такая планета на наш век выпало, - ныне почти нет женщин, которые сумели бы толком острое словцо сказать или как следует чужой остроту понять, к стыду всем роду нашему. Но уже о сии вещи много сказала свое время Пампинея, и я не буду о них шире распространяться, а чтобы показать вам силу и красоту меткого слова, я хочу рассказать, как одна благородная дама пришила цветок говорливому кавалеру. Все вы, наверное, знаете - как по виду, то с слухи, - что не так давно жила в нашем городе одна знакомита госпожа добрых обычаев и способного языка, достоинства которой заслуживают того, чтобы имя его не было забыто: звали ее мадонна Оретта, и была она женой мессера Джери Спина.

Случилось ему однажды (вот как нам теперь) находиться длительное время за городом; пошла на прогуляння с другими дамами и кавалерами, которых в себе того дня гостила, а дорога из одного имения в второго была о пешеходах же далековато. Вот один кавалер из той компании и говорит: - Госпожа Оретта! Хотите, я расскажу вам такую замечательную историю, что вам покажется, будто вы верхом идете, а не пешком идете. На то ответила дама - Но очень прошу, сударь! Послушаю с большим удовольствием. Тогда наш кавалер, которому шпага при стороны подходила, наверное, не более, как его устам речь, начал рассказывать одну историю, которая сама по себе была действительно весьма хороша, но не в таком переводе: он очень портил ее - то те же слова раз по пять и по шесть повторял, то вперед забегал, то снова назад возвращался, говоря: "Э, нет, не так, а вот как оно было". Кроме того, часто путал имена, не говоря уже о том, что высказывался какой-то дубуватою языке, которая никак не подходила к действующим лицам и приключений, о которых он говорил. Слушала-слушала мадонна Оретта, и уже ей уши вяли, а на сердце стало томить, как у смертельно больных. Почувствовав, что больше не сможет выдержать (а конца этой истории не видно - в такие дебри то кавалер забрался), она сказала игриво: - Сударь! Что-то то ваш конь очень спотикливий; зсадите, прошу вас, мне лучше вниз. А тот кавалер и был как раз лучший послухач, чем рассказчик; поняв намек, он отбыл его веселой шуткой и говорил уже о других вещах, не докончив своей неудачной истории.


Смотрите также:
 Кончина Антиоха
 Изабетта и Лоренцо
 Купеческий обычай
 Королевский конюший
 Четвертый день Декамерона

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Пекарь Чисто


Пекарь Чисто остроумным словом обращает внимание мессера Джери Спин на нескромность его просьбе Все дамы и кавалеры очень похвалялы остроумие мадонны Оретта, и королева велела уже заменить очередь Пампинея; и начала: - Хорошие мои подруги, я сама вам не смогу сказать, кто больше грешит - то природа, когда внушает благородную душу в некрасивое тело, фортуна, когда дает телу с благородной душой какое-то простецкое ремесло, как мы это видим на примере нашего земляка Чисто и многих других людей; сего Чисто, мужчины высокого духа, фортуна сделала пекарем. Безусловно, я жаловалась бы и на природу, и на удачу, если бы не знала, что природа всех умнее, а фортуна тисячоока, хотя дураки и рисуют ее слепой.
Читать далее

picture

Монна Нонна де Пульчи


Повар Кикибио остроумным словом обращает гнев господина Куррада Джанфильяцци на смех и избегает бедствия, ему грозило Лауретта уже умолкла, и все весьма похвалялы остроумие Монны Нонны, когда королева велела заменить очередь Неифили; и начала: - Дорогие мои подруги! Хотя быстрый ум часто подвергает языковые в случае необходимости точные, остроумные и действующие слова, и иногда и фортуна, становясь на помощь боязливым, вкладывает им неожиданно в уста такие вещи, на которые они в спокойном состоянии не смогли бы.
Читать далее