Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Ужин Пьетро ди Винчоло

02-11-2018

Сама здорова знаешь, как состарится, то ни муж, ни собака на нас смотреть не хочет - ходи, баба, на пекарню горшки и миски считать да с котами мурлыкать. Еще песнь нас прокладывают: "Женщина - флячки, старицы - болячки", - и разве только эту одну! Но жаль и речи зря тратить: скажу, что хорошо ты поступила, когда именно мне, а не к кому-то другому удалась, я тебе в большом пригожусь. Нет такого пижон, чтобы я его на дело не пидкусила, нет такого дурака и болвана, чтобы я его не разбудили и не розколихала. Ты только скажи, который тебе мысли, а как его использовать - в том уже моя голова.

Помни только, дочь моя, бедная женщина, не забывай об этом. Хотела бы я, чтобы в каждой моей паломничества, в каждом Отче и твоя была частица - это будет в Бога вместо свечи или поминок по умрет твоих душечка. По сей языке старая святоша умолкла, а женщина сказала, что, как увидит такого-то парня (все приметы подробно описала), который частенько сиею улице ходит, пусть уже делает, что знает, потом дала бабе хороший кусок солонины и Одпустила ее с богом. Через несколько дней старая действительно внедрила тайком к ней в комнату того парня, а затем и некоторых других, на которых женщина ласковым взглядом смотрела. Хотя и стереглася женщина мужчину, и ни старалась не пропустить случая.

Однажды Пьетро пошел ужинать в товарища своего по имени Эрколано, а женщина велела той бабе привести одного красивого и ручого парня, каких мало было в Перуджия. Только села женщина с тем парнем до ужина, как Пьетро крикнул снаружи: "Женщина, открывай!" Перепугалась женщина: ну, думает, пропала! Где же того любовника дети, куда его скрыть? Спрятала его быстренько в сарае, что с той комнатой опостинь была, накрыла его кучею, что это цыплят ею накрывают, еще сеновала сверху накинула - именно тот день сено из него вытряхнула. Сие сделав, открыла мужу.

Как он вошел, она сразу к нему: - И быстро же, - говорит, - вы тот ужин в копны вложили! - Да, вложили, - отвечает Пьетро, - мы ее и не начинали. - А почему? - Спрашивает женщина. - Послушай, - говорит ей Пьетро. - Сели мы вот к столу, Эрколано с женой и я, когда это слышим - что-то вроде чихнула. Чихнула раз, другой, мы себе сначала байдужкы, а уж как розичхалося оно во все тяжкие, мы удивились изумился. Здесь Эрколано, что уже немного поругал был женщину за то, что не сразу нам в дом упустила, сказал с сердцем: "Что за знак? Откуда то Чхун взялся на нашу голову? " Тогда встал из-за стола и до лестницы, а под теми лестнице - дощатый чулан, где вот всякую всячину составляющих.

Открывает дверь - так послышалось ему, будто именно оттуда чихание получается, аж с той каморки как ударит нас серным духом! (Мы то они и сразу были занюхала, а как спросили у хозяйки, она сказала: "Краски, - говорит, - завесы серой, а затем в ячейке над котелком распяла, чтобы продимились, вот оно и воняет"). Как открыл Эрколано дверь и дым немного рассеялся, заглянул он туда и увидел Чхун, уже от серных паров чуть не задохнулся: еще немного, то было бы там и по чиханию, и все. Увидев ту проявления, Эрколано крикнул женщине: "Теперь я знаю, почему ты нас так долго за дверью держала, пусть мне то да се, когда я тебе как следует не оддячу!" Видит женщина, поймали ее с поличным, и слова оправдания не сказала, а скорее из-за стола и мелькнула неизвестно куда. Эрколано на нее и не замечал вовсе, а все кричал того Чхун, чтобы вылезал: так где не мог, бедняга, и пошевелиться! Тогда Эрколано схватил его за ноги и вытащил из-под лестницы, а сам побежал по ножа, чтобы то его зарезать. Тут уж я испугался, чтобы не было мне от синьории беды, и давай его сдерживать, чтобы он его на смерть не убил или не покалечил. В то шум сбежались соседи, схватили нечуственного мальчика и понесли из дома, куда уже - не знаю.


Смотрите также:
 Бакаляр и вдова
 Риччардо Минутоло и Кателлу
 Алатиель и принц
 Болезнь Чаппеллетто
 Мессер Гваспаррин

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее