Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Любовь Федериго дель Альбериго

05-07-2018

Когда все кончилось и девушка с всадником исчезли ся необычное событие привела всех присутствующих на долгие разговоры; сильнее всех испугалась и жестокая девушка, которую любил Настаджо, потому что она все это видела и слышала отчетливо с самого начала; вспомнив свое непрестанное надменности Юнаковой любовь " ю, урозумила она сердцем, то не кому, а ей строгая предостережение: ей казалось, что она сама уже убегает от него, а он, разъяренный, догоняет ее с собаками.

И так ей стало страшно, чтобы действительно ей такого не приключилось, что изменила она внезапно гнев на милость, и не могла дождаться возможности (не долго же и ждала, только к вечеру), чтобы послать к юноше свою верную служебницы и передать ему, пусть к ней приходит, а она уже всякую его волю сделает. На то отвечал Настаджо, что он очень рад, и, если она согласна, он хочет достичь того честным путем, то есть жениться. Девушка, видимо зная, что это уже давно произошло бы, если бы она была к нему благосклонна, велела передать ему, что на все согласна. Тогда, став сама себе старосту, сказала отцу и матери, что хочет выйти замуж за Настаджо, старики были поэтому весьма рады. Уже в следующее воскресенье Настаджо женился на ней, произвел свадьбы и долго жил с ней счастливо.

То ужасное зрелище не одной только пошло на пользу: все остальные жестоким женщины и девушки в Равенне так настрахалися, которые стали с тех пор гораздо благосклоннее и ласковый к мужчинам.

Рассказы ДЕВЯТАЯ

Федериго дельи Альбериго любит без взаимности и растрачивает на залеты все свое богатство, когда у него остался только один сокол, он, не имея ничего другого, подает его на обед своей даме, что приходит к нему в гости. Королева, видя, что некому уже рассказывать, кроме Дионео, что имел привилегию, с веселым видом начала такими словами: - Теперь мне приходится очередь рассказывать, и я, дорогие мои подруги, расскажу вам одну историю, которая немного напоминает предыдущую, не только для того, чтобы вы узнали, какую силу имеет красота, а чтобы вы научились сами давать, где следует, надлежащую награду, не дожидаясь вмешательства фортуны, которая часто вдиляе их по заслугам, а по прихоти своей.

Вы знаете, наверное, что в нашем городе жил (а может, и до сих пор живет) некий Коппо ди Боргезе Доменико, человек, всеми уважаемый и уважаемый не столько за древнее свое происхождение благородное, сколько за добродетели и доблести, достойные пожизненной славы. Будучи уже ветхий днями, он любил рассказывать соседям своим и так другим людям про всякие бывалые и умел это делать разумно, остроумно, подробно и прикладной - во всем городе не было твоей рассказчика. Между прочими интересными историями рассказывал он не раз и вот какую.


Смотрите также:
 Месть
 Визит к Альдобрандини
 Третий день Декамерона
 Маркиза Монферратская
 Еврей Аврам

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее