Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Свадьба Теодора и Виоланты

03-06-2018

Вскоре умерла и она, без меры смерти моей радовалась. И ее так же осужден на муки ада за грех жестокости и за злорадство из моих страданий, потому что она никогда за грех того себе не было, а еще и в заслугу ставила. Скоро пошла душа в ад, как нанесен ей и мне епитимью одбуваты: ей бежать от меня, а мне, жаждивому закоханцеви, гнаться за ней не как с любимой утешением, а как за смертельной своей вражины. Каждый раз, когда я ее догоню, я должен убить ее тем самым мечом, которым сам себя погубил, а затем, как ты сейчас увидишь, вскрыть ей грудь, вынуть жестокое и холодное сердце никогда не знало ни любовных ласк, ни жалости, и бросить его вместе с другими внутренностями псам на съедение. Через некоторое время она снова воскресает правосудным приговором Бога и силой его всемогущей, как ее никто никогда не убивал, и снова начинается и отчаянная бегство и яростная погоня. И так бывает по пятницам об эту пору, что я догоняю ее здесь и истязают, как ты сейчас увидишь; и не думай, что в другие дни должны мы какую-то льготу: я настигает ее в других местах, где она когда-то совершила мне что-то плохое или повзяла злую мысль.

Так дай мне исполнить приговор правосудия небесного и не пытайся сопротивляться тому, почему все равно не сможешь помешать. Услышав сюю язык, Настаджо с перепугу будто даже замер, а волосы стали ему дуба, он отошел в стороне, и, несмотря на несчастную девушку, стал ждать с трепетом, что дальше будет. Рыцарь, сказав эти слова, бросился, как бешеный, с обнаженным мечом на девушку, которая, притримувана с обеих сторон собаками, молила у него на коленях пощады, со всего маху ударил ее в грудь так, что острие вышло через спину. С отчаянным криком упала несчастная вниз на землю, а рыцарь, схватив кинжал, распорол ей стороны, вырвал сердце и все внутренности и бросил голоднющим псам, что все мгновенно жадно пожирать.

Прошло несколько минут, и девушка, словно это и не она, удалось вдруг на ноги и побежала к морю, собаки шарпонулы за ней, а рыцарь на лошади, с мечом в руке, погнался вдогонку, через некоторое время они так подаленилы, что Настаджо не мог их разглядеть. Это зрелище наполнило от поэта душу тревогой и сожалением, и скоро он понял, что оно может стать ему в большом приключении, поскольку повторялось пятницам. Хорошо затямившы место, он вернулся к челяди своей, а через некоторое время послал Равенны по родственников своих и друзей и сказал им: - Долго прираджувалы вы мне, чтобы я откинулся от своей жестокой возлюбленной и не разрушал ради нее добра своего и здоровья. Сейчас я готов все это сделать, если вы сделаете, мне одну милость: устройте так, спасибо вам, чтобы в следующую пятницу пришли ко мне на обед в гости Паоло Траверсари с женой и дочерью и с которыми они захотят родственниками и друзьями, а зачем я того желаю, вы впоследствии увидите. Юнакова друзьям показалось, что его волю легко можно будет исполнить.

Вернувшись в Равенны, они, как наступило благоприятное время, пригласили всех лиц к нему в гости; хоть девушку, которую он любил, было не так-то просто уговорить, и наконец согласилась и она туда поехать. Настаджо велел снарядить роскошную трапезу, причем столы поставлены в сосновом бору возле того места, где должна была состояться казнь той жестокой возлюбленной. Рассаживая гостей за столами, он сделал так, чтобы девушка имела то зрелище прямо перед глазами. Когда подавали последнюю потраву, все гости услышали вдруг отчаянные крики и вопли преследуемой. Все аж испугались - что за загвоздка, и никто не мог этого выяснить. Встали из-за стола, пока видят - бежит девушка и плачущий, с собаками и всадник. Бросились все к ним с криком, некоторые ринулся вперед, чтобы ту нещасницю спасти, но всадник, обратившись к ним с таким же языком, как первое в Настаджо, заставил их одступиты, удивив и напугав всех несказанно.


Смотрите также:
 Джанни Лоттеринги
 Кипрский король
 Друг
 Крит
 Изабетта и Лоренцо

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее

picture

Крещение чертальдян


Таким образом он окрестил всех чертальдян, имея с этого немалую выгоду, и своей изобретательностью оставил в дураках тех, что хотели из него посмеяться, украв перо. Они были тут же таки и слышали всю его проповедь, как издалека зайдя, довеслував он счастливо до берега, и так хохотали, что мало челюстей себе не свернули.
Читать далее