Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Джанни из Прочиды

28-10-2018

Джанни отправился туда не мешкая, во долгих поисках дознався он, пленницу подарен королю, а тот держит ее в Кубе. Тяжело загрустил Джанни от такого известия: не надеялся уже не то любимой своей овладеть, но и увидеть ее когда-либо. И все же, сдвинутый силой любви, отослал корабля домой, а сам остался в Палермо, где его никто не знал. Часто ходил юноша той Кубы и раз как-то увидел-таки у окна своей возлюбленной, заметила и она его, оба были без меры врадувани сей встречи. Постеригшы, что никого вокруг не видно, Джанни подошел ближе, и она сказала ему, как он сможет до нее добраться. Хорошо розглянувшись по замку и парку, он ушел оттуда, чтобы вернуться до ночи. Как извернуло с полуночи, Джанни снова был уже там; взобравшись по стене, такому гладкому, что и дятлу не за что зацепиться, он перелез в сад, нашел там жердь, приставил ее к окну, указала ему Реститута, и довольно легко добрался к нему. Красавица, до этого была с ним нетронутой, храня своей чести девичьей, видя теперь, что все пропало, решила, что лучше, как она отдаст ее Джанни: уволить уже его желание, а он, может, спасет ее отсюда. Тем она заранее открыла окно, чтобы легче было ему в комнату добраться.

Тихо влезши через окно, Джанни лег возле нее в постель. Она еще не спала и прежде открыла свои мысли, умоляя любимого спасти ее из сего неволе. Джанни ответил ей, что ничего милее не может для него быть, и как он придет к ней завтра, то все уже устроит для побега. Тогда влюбленные обнялись крепко и, потерпев несколько раз наивысшего блаженства, которое может дать любовь, так и заснули в изнеможении, как были, обнявшись. Тем временем король, которому девушка сразу пришлась нравилась, вспомнил о ней и, чуючись уже хорошо в силе, решил пойти к ней, хотя ночь уже и миновала; взяв с собой килькоро слуг, он отправился с ними потаймиру до Кубы. Войдя во дворец, он велел потихоньку открыть дверь комнаты, в ней, как ему было известно, спала девушка, и вошел туда с посвя-чем в руке.

Посмотрел на кровать и увидел, что пленница его спит голым голая, обнявшись с молодым человеком. Страшным гневом закипело королеве сердце, ни слова не проронил Фридерик и едва сдержался, чтобы не заколоть обоих кинжалом, всегда боку носил. Но учитывая, что не подобарич не то владетельный, но и простому человеку убивать людей сонных и беззащитных, он подавил свой порыв и решил, что лучше будет сжечь их публично на кострище. Обратившись к верующего своего, его сопровождал, он сказал: - Как ты думаешь, что мне сделать сей блудницы, на которую я надеялся? Потом начал спрашивать, не знал того дерзкого юноши, который пробрался тайком к дому и осмелился совершить ему такой позор и презрение. Слуга ответил, что ему никогда не приходилось раньше отрока видеть.

Разгневанный король вышел из комнаты, велев схватить от сна обоих любовников, как есть, голыми, связать их и привести среди белого дня на площадь в Палермо, где припнувшы обоих к столбу спиной друг к другу, выставить до трех часов на человеческое позорище , а затем того сжечь на наказание. Дав такое распоряжение, Фридерик вернулся к своему столичного дворца, полный злобы и досады. Как только король пошел, слуги бросились вдруг на сонных, разбудили их, схватили и связали без милосердия по рукам и ногам; легко себе представить, как опечалились юноша с девушкой, страдая за свою жизнь, как плакали они жаловались. Согласно королевскому приказу поведено их в Палермо на площадь, привязан к столбу и настроен у них перед глазами костер, на котором должны их в назначенный час сжечь.


Смотрите также:
 Теодор и дочь господина Америго
 Коронация Элизы
 Изабетта и Лоренцо
 Джаннотто и Мадонна Беритола
 Жилетта из Нарбонне

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее