Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Мессер Лике де Вальбона

01-07-2018

Пока шла и разговор, Екатерина пустила соловья, закрылась и стала плакать и умолять отца, чтобы он простил Риччардови, а юноши просила, чтобы его воли не противился - тогда будет у них еще много таких милых и спокойных ночей. Не долго же надо было Риччарда и впрохуваты, потому стеснялся парень греха своего и желал его загладить, смерти боялся и спасения искал, и девушку любил искренне и хотел с ней жить, вот и сказал мессеров Лике тут же без отговорок, что готов уволиты его волю. Тогда мессер Лике взял в жены кольцо, и Риччардо не мешкая заручился при родителях с Екатериной. Затем они оставили молодоженов на балконе вдвоем, сказав: - Отдохни еще немного, дети, потому что вы недоспала. Как родители ушли, молодые снова обнялись; одмахавшы ночью шесть миль, они добавили к ним еще две, перед тем как встать, потому и кончился первый день их путешествия. После того Риччардо поговорил с мессером Лике уже подробнее, а через несколько дней женился Екатериной в присутствии многих родственников и знакомых и, приведя молодую торжественно домой, отбыл пышные и роскошные свадьбы. Потом долго жил со своей Екатериной в согласии и мире, гоняя с ней соловья днем и ночью в любой душе.

Рассказы ПЯТАЯ

Гвидотто из Кремоны приручает перед смертью свою дочь-приемная Джакомини из Павии; в Фаэнце в нее влюбляются Джанноли ди Северино и поднимают за нее драку и девушка оказалась сестрой Джанноли и выходит замуж за Мингина Слушая рассказ о соловье, дамы так смеялись, что, когда замолчал Филострат, долго не могли погамуватись. Когда все уже виреготались, королева сказала: - Вчера ты огорчил нас всех, зато сегодня так развеселил, что никто тебе не имеет права упрекать. Тогда, повернувшись к Неифилы, велела ей рассказывать дальше; и начала весело: - Раз уж Филострат рассказом своим завел нас в Романы, то и я в том краю погуляю мнением. Поэтому в городе Фано жили когда-то два ломбардцы - один Гвидотто из Кремоны, а второй Джакомини из Павии, оба были уже стары, а за молодого возраста и делали только, что воевали. Будучи Гвидотто на последнем пути и не имея никакого Кревняки или приятеля, которому доверял бы больше, чем Джакомини, приручил ему девочку свою, лет десяти, что ли, и все свое добро, рассказал все, что к чему, и умер.

Именно под то время город Фаэнца после долгой разрухи военной снова к хорошему пришло состояния и бывшие его жители, бежать из него были, могли туда свободно вернуться. Направился к Фаэнца и Джакомини, потому что жил там когда-то, забрав с собой все свои достоинства и девочку, оставленную Гвидоттом, которую любил и любил, как родную детку. Как выросла и девушка, то такой стала красавицей, что всему девичеству в городе перед вела - была более всех не только красивая, но и обычная и честива. Не мало-то и юношества за ней ввивалося, а больше, пожалуй, двое дворян молодых и красивых - одного звали Джанноли ди Северино, а второй Мингино ди Минголе. Оба они в ней напропалую влюбились и через те ревность друг друга смертельной ненавистью возненавидели. И тот, и тот сосватал бы ее с удовольствием (девушке было уже пятнадцать), если отец-мать позволили, и, видя, что по тому или иному поводу им одмовляють, начали гадать, нет ли еще какого способа той красавице доскакать.


Смотрите также:
 Ликариха и ее любовник
 Визит к Альдобрандини
 Молодые флорентинцы
 Еврей Мельхиседек
 Компания Сикурано

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее