Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Любовь Мартуччо Гомита

02-09-2018

Стал он раздеваться; ну, думает, пропал навеки! Когда это где-то из засады выскочил отряд человек двадцать пять и бросились на тех с криком: - Бей их, мучает! Застигнутые врасплох преступники оставили Пьетра и хотели было вступить в обороне, и, увидев, что нападавших больше, рванули наутек, а те за ними. Тогда Пьетро схватил свои вещи, упал на коня и поскакал стремглав туда, куда, как он видел, Аньйолелла поскакала, не мог, однако, в лесу тропы набежать, нигде следов копыт лошадиных НЕ завважаючы. Почувшися в безопасности от первых и от другой захватчиков, не имел он, однако, покоя, потому втеряв свою возлюбленную; даже заплакал несчастный, а потом давай бродить-звать по лесу, и все напрасно - никто не отзывался. Возвращаться страшно, ехать вперед - куда-то попадешь, а тут еще мнение о зверье хижину, полно было ее в том лесу: и за себя страшно, и еще больше девушку; словно бы; казалось ему, что уже ее где-то волк или медведь розшарпав.

Так блуждал-кружеляв бедный Пьетро целый день по лесу, зовучы напрасно любимого свою, так он от этого крика и плача, от того страха и голода отощал, что следует дальше ехать. Как зашла ночь, не знал и подавно, что начать; приблудившись к высокому дубу, привязал к стволу коня, а сам наверх полез, чтобы диком зверю на съедение не даться. Вскоре взошла луна и осветила весь лес, и Пьетро все боялся уснуть, чтобы с дерева не упасть; и если бы и имел там до сна выгоду, то взял бы его сон за мыслями о любимом? Сидел бедах на дубе и, знай, плакал и вздыхал тяженько, на беду свою судьбу безропотно, глаз ни на минуту не смыкая. Девушка же, как мы уже сказали, погнала тогда на отчаяние души, сдавшись целиком на волю своего коня, и в такие дебри заблудилась, не знала, с какого края он туда въехал. Целый день, как Пьетро, блудила она по той слухомани - то согласится, то вновь дальше пойдет и все же то плачет, и любого своего зовет, и беду свою горькую клянет-проклинает. Наконец, обзиву никакого не слыша, попала она уже надвечоры на тропинку какую-то; проехав по ней две мили, увидела в лесу хижину и скорей к нему, а там дед и баба - старые уже оба, даже древние.

Увидев девушку самую-друга, они спросили у нее: - Как же это ты, сынок, такой суток одна-одинешенька сюда приблукала? Девушка ответила, плача, что одбилась от своих и заблудилась в лесу, а потом спросила, далеко ли до Ананьев. - Ого! - Сказал дед. - Это же Евсей не здесь; будет туда отсюда добрых двенадцать миль. - А может, здесь где-то недалеко какое-то село, где бы мне на ночлег стать? - Спросила девушка. - Нет, дочка, - ответил дед, - за день уже никуда не попадешь. - А не приняли бы, спасибо, - попросила девушка, - меня этой ночью, когда я никуда сегодня не доеду? - Приняли бы с дорогой душой, - ответил старик, - и знай, дочка, что в сих местах и днем и ночью нет покоя от отрядов всяких враждебных; как нагрянут, боже, разбойники и увидят тебя здесь, такую молодую и красивую, то еще позор тебе сделают и стыд, а разве мы способны защитить? Вот это мы и говорим тебе свыше, чтобы потом на нас не роптала.

Хотя и напугана была девушка теми деловым словам, и, сообразив, что уже не рано, она сказала: - Как будет Бог добр, то и вас и меня от сего бедствия спасет, как же нет, то лучше уж от людей муки претерпеть, чем от зверей смерти пожить. По сей языке слезла с коня и вступила в убогую деда дом, и поужинала с хорошими людьми чем Бог послал. Тогда, не раздеваясь, легла около них спать, но всю ночь плакала и вздыхала, своей бедой заботясь и о любимом заботясь и ничего хорошего от судьбы уже не надеясь. Так как перед миром услышала она гупотняву большую - какие-то люди в дом сближались. Вскочила девушка на ноги, выбежала во двор просторный, который был вне домом, и скрылась в большую копну сена, чтобы не сплоха тии противники ее доискались. Едва успела она скрыться, как подоспели целая ватага злодеев и стала добиваться в дом. Увидев оседланного коня, драбугы начали спрашивать, кто здесь есть.


Смотрите также:
 Тофана и его жена
 Дон Феличе и его брат Пуччи
 Маркиза Монферратская
 Компания Сикурано
 Князь Салернский

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Джованна


Услышав Федериго, чего желала его дама, увидев, что не может исполнить ее воли, потому что зарезал своего сокола, чтобы ее угостить, то так горько, что долго не смог сказать ей что-то в ответ. Монна Джованна подумала сначала, что тем он плачет, что жалко ему расставаться с возлюбленного своим соколом, и хотела уже было отказаться; от своей просьбы, и сдержалась, ожидая качестве ответа от Федериго.
Читать далее

picture

Ужин Пьетро ди Винчоло


Сама здорова знаешь, как состарится, то ни муж, ни собака на нас смотреть не хочет - ходи, баба, на пекарню горшки и миски считать да с котами мурлыкать. Еще песнь нас прокладывают: "Женщина - флячки, старицы - болячки", - и разве только эту одну!
Читать далее