Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Любовь Мартуччо Гомита

02-05-2018

Стал он раздеваться; ну, думает, пропал навеки! Когда это где-то из засады выскочил отряд человек двадцать пять и бросились на тех с криком: - Бей их, мучает! Застигнутые врасплох преступники оставили Пьетра и хотели было вступить в обороне, и, увидев, что нападавших больше, рванули наутек, а те за ними. Тогда Пьетро схватил свои вещи, упал на коня и поскакал стремглав туда, куда, как он видел, Аньйолелла поскакала, не мог, однако, в лесу тропы набежать, нигде следов копыт лошадиных НЕ завважаючы. Почувшися в безопасности от первых и от другой захватчиков, не имел он, однако, покоя, потому втеряв свою возлюбленную; даже заплакал несчастный, а потом давай бродить-звать по лесу, и все напрасно - никто не отзывался. Возвращаться страшно, ехать вперед - куда-то попадешь, а тут еще мнение о зверье хижину, полно было ее в том лесу: и за себя страшно, и еще больше девушку; словно бы; казалось ему, что уже ее где-то волк или медведь розшарпав.

Так блуждал-кружеляв бедный Пьетро целый день по лесу, зовучы напрасно любимого свою, так он от этого крика и плача, от того страха и голода отощал, что следует дальше ехать. Как зашла ночь, не знал и подавно, что начать; приблудившись к высокому дубу, привязал к стволу коня, а сам наверх полез, чтобы диком зверю на съедение не даться. Вскоре взошла луна и осветила весь лес, и Пьетро все боялся уснуть, чтобы с дерева не упасть; и если бы и имел там до сна выгоду, то взял бы его сон за мыслями о любимом? Сидел бедах на дубе и, знай, плакал и вздыхал тяженько, на беду свою судьбу безропотно, глаз ни на минуту не смыкая. Девушка же, как мы уже сказали, погнала тогда на отчаяние души, сдавшись целиком на волю своего коня, и в такие дебри заблудилась, не знала, с какого края он туда въехал. Целый день, как Пьетро, блудила она по той слухомани - то согласится, то вновь дальше пойдет и все же то плачет, и любого своего зовет, и беду свою горькую клянет-проклинает. Наконец, обзиву никакого не слыша, попала она уже надвечоры на тропинку какую-то; проехав по ней две мили, увидела в лесу хижину и скорей к нему, а там дед и баба - старые уже оба, даже древние.

Увидев девушку самую-друга, они спросили у нее: - Как же это ты, сынок, такой суток одна-одинешенька сюда приблукала? Девушка ответила, плача, что одбилась от своих и заблудилась в лесу, а потом спросила, далеко ли до Ананьев. - Ого! - Сказал дед. - Это же Евсей не здесь; будет туда отсюда добрых двенадцать миль. - А может, здесь где-то недалеко какое-то село, где бы мне на ночлег стать? - Спросила девушка. - Нет, дочка, - ответил дед, - за день уже никуда не попадешь. - А не приняли бы, спасибо, - попросила девушка, - меня этой ночью, когда я никуда сегодня не доеду? - Приняли бы с дорогой душой, - ответил старик, - и знай, дочка, что в сих местах и днем и ночью нет покоя от отрядов всяких враждебных; как нагрянут, боже, разбойники и увидят тебя здесь, такую молодую и красивую, то еще позор тебе сделают и стыд, а разве мы способны защитить? Вот это мы и говорим тебе свыше, чтобы потом на нас не роптала.

Хотя и напугана была девушка теми деловым словам, и, сообразив, что уже не рано, она сказала: - Как будет Бог добр, то и вас и меня от сего бедствия спасет, как же нет, то лучше уж от людей муки претерпеть, чем от зверей смерти пожить. По сей языке слезла с коня и вступила в убогую деда дом, и поужинала с хорошими людьми чем Бог послал. Тогда, не раздеваясь, легла около них спать, но всю ночь плакала и вздыхала, своей бедой заботясь и о любимом заботясь и ничего хорошего от судьбы уже не надеясь. Так как перед миром услышала она гупотняву большую - какие-то люди в дом сближались. Вскочила девушка на ноги, выбежала во двор просторный, который был вне домом, и скрылась в большую копну сена, чтобы не сплоха тии противники ее доискались. Едва успела она скрыться, как подоспели целая ватага злодеев и стала добиваться в дом. Увидев оседланного коня, драбугы начали спрашивать, кто здесь есть.


Смотрите также:
 Ландольфо Руффоло
 Мессер Гваспаррин
 Компания Сикурано
 Риччардо Минутоло и Кателлу
 Жестокость Бакаляра

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто


Однажды случилось ему быть в такой удалой компании в Монт-Уги, где несколько человек зазмагались между собой - какой флорентийский род благородных и древний? Одни говорили, что это Ламберти, вторые - Уберти, словом - каждый свое правил, как кто понимал.
Читать далее

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее