Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Любовь Мартуччо Гомита

02-05-2018

Рассказы ТРЕТЬЯ

Пьетро Боккамацца, убегая из Аньйолеллою, попадает в руки разбойников; девушка окриваеться в лесу и впоследствии добирается до замка; Пьетро освобождается, прибывает после разных приключений до того самого замка, женится на Аньйолеллою и возвращает вместе с ней в Рима Ни одного такого не было в обществе, кто рассказы Емилиинои НЕ похвалил бы: как же она закончилась, королева обратилась к Элизе, сказав ей продолжать. Та послушно начала: - Пришло мне в голову, прекрасные мои подруги, одна страшная ночь, которую пришлось пережить двум опрометчивым любовникам; и что по той ночи настали для них длинные счастливые дни, то хочу вам эту историю рассказать, от материи нашей ничуть не одбигаючы.

В Риме, некогда всему миру голова, а теперь на хвост встал, жил не из так давно один юноша - Пьетро Боккамацца, сын именитых и богатых родителей, и влюбился он в удивительно красивую девушку Аньйолеллу, дочь некоего Джильйоцца Саулла, мужчины незначительного рода, однако довольно между римлянами уважаемого. А у нее влюбился, сумел вскоре того добиться, что и она его не менее полюбила. Пылая неутолимым страстью и стремясь предметом своей любви овладеть, он сослал к девушке людей. Услышав о том юноше кровные, начали его всячески ругать и розраюваты, а Джильйоццови Сауллу велели сказать, чтобы он на Пьетро вещи не считал, потому что они все равно не будут с ним ни свататься, ни родниться.

Пьетро чуть не умер с горя, увидев, что так ему дорогу к счастью Перепять бы только Джильйоццо на то согласился, взял бы за себя Аньйолеллу навсупир всей родне своей. Но потом подумал, что достаточно будет и от нее согласия, чтобы это дело уладить; переспросив девушку через людей, он договорился бежать вместе с ней из Рима. Настроив все необходимое, встал однажды рано утром и уехал из Аньйолеллою верхами, принимаясь к Ананьев, где у него были определенные друзья, на которых он во всем положиться. Не думали о том путники, чтобы свадьба им произвести, потому погони боялись, говорили только приятно промеж собой и иногда целовались. Как на то, Пьетро не знал хорошо дороги: милях в восьми от Рима одьихавшы, за город в правую руку взять, свернул в левую. Или проехали же дальше две мили, или нет, как увидели замок какой то, а из того замка, скоро заметили, сразу выскочили против них человек двадцать людей вооруженных; девушка первая то заметила и позвала: - Бежим, Пьетро, нападение! По сей языке сжала коня шпорами, пришлась седла и помчалась взапуски прямо в лес. А Пьетро, что больше на нее любував, чем на дорогу смотрел, не сразу тех людей заметил: пока туда-сюда осмотрелся, они уже обступили его со всех сторон, остановили и стащили с лошади. Спросили у него, что он за один: как же он назвался, стали совещаться между собой: - Сей человек - приятель врагов наших, - говорили они, - что же с ним делать? Убрать коня, содрать одежду и повесить вон на том дубе, назло всем Орсини! Все на ту совет приняли и велели Пьетро сбрасывать с себя одежду.


Смотрите также:
 Мессер Гваспаррин
 Молодые флорентинцы
 Еврей Мельхиседек
 Гвильям Россильйонский
 Болезнь короля

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто


Однажды случилось ему быть в такой удалой компании в Монт-Уги, где несколько человек зазмагались между собой - какой флорентийский род благородных и древний? Одни говорили, что это Ламберти, вторые - Уберти, словом - каждый свое правил, как кто понимал.
Читать далее

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее