Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Покушение Лисимаха

01-05-2018

Как услышала то девушка, стала жаловаться, что Бог не послал ей смерти, смущенная и смущенная, не зная, что ей делать, села возле лодки и заплакала. Женщине стало жаль ее, она утешала девушку, как мог, повела ее к себе в хижину и допросилась у нее миром и порядком, как она сюда попала. Узнав, что девушка сколы уже ничего не ела, женщина дала ей кусок черствого хлеба, рыбы и воды; трудом впрохала ее поесть. Тогда Костанца спросила ту женщину, кто она такая, что говорит по-итальянски. Но ответила, что зовут ее Карапреза, родом сама из Трапани, а здесь служит у рыбаков-христиан. Услышав имя Карапреза (это есть "дорога добыча"), расстроенная девушка как-то невольно взяла его за хорошую предзнаменованием; в душе ей засвитала какая-то непостижимы ожидание, а умирать уже не так сильно хотелось. НЕ признавшись женщине, кто он и откуда, Костанца начала умолять ее, чтобы она вняла молодость девичьи и посоветовала, как ей здесь от всякой надругательства уберечься. Карапреза была хорошая женщина; не сказав ей сразу ничего, она сбегала на берег убрать рыбацкая утварь, а затем вернулась снова к девушке, завернула ее хорошо в плащ и повела в Сузы.

Как они вошли в город, женщина сказала: - Поведу тебя, девушка, к одной степенной сарацинкы, в которой делаю немного по хозяйству: то женщина старая и имеет доброе сердце. Как же сказала Карапреза, так и сделала. Старая сарацинка, выслушав женин рассказ, посмотрела девушке в лицо и заплакала, потом, обняв ее и поцеловав в лоб, взяла за руку и повела в дом, где жила сама без мужского общества с челядницямы своими работая различным рукоделием из шелка, пальмовых листьев и ремня. За несколько дней приучился немного и Костанца к той работе, начала работать вместе со всеми и великой милости предотвратила и у хозяйки самой, и в челяди, что даже удивительно было, в непродолжительном времени и язык их от них переняла.

Так и жила она в Сузи, а в Липари уже давно ее за глаза похоронили и оплакали. В ту пору царствовал в Тунисе царь Абдаллах, но поднялся где-то в Гранаде молодой и мощный воин с славного рода и ознаймившы, что царство тунисское ему по праву принадлежит, двинулся на Абдаллаха войной с большими силами. Дошла о том слух и в Мартуччо Томита, еще сидел в тюрьме; узнав, что царь собрал немалое войско для обороны края, он сказал темничникови, который присматривал за ним и его товарищами (выучил уже, видите, берберийских язык): - Вот бы мне с царем поговорить, я бы ему такого насоветовал, что наверняка победил бы он войско враждебно. Темничник перевел эти слова своему начальнику, а тот царю; царь велел немедленно привести к себе Мартуччо и спросил его, какой совет он имеет ему дать. - Царю мой и господин, - отвечал ему Мартуччо, - знаю я, в ваших краях уже и прежде бувавшы, которому воювання вы здесь все привыкли: главная сила ваша - то лучники. Так вот, если бы так сделать, чтобы у врага стрел хватило, а у вас было по достатком, вы бы в сей войне бесспорно осилили. - Да, - сказал царь, - если бы так произошло, я был бы победителем. - Царь, - сказал тогда Мартуччо, - как хотите, я научу вас, как это сделать, вот слушайте как.


Смотрите также:
 Мессер Чино
 Джироламо и Сальвестра
 Дионеево право
 Купеческий обычай
 Четвертый день Декамерона

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто


Однажды случилось ему быть в такой удалой компании в Монт-Уги, где несколько человек зазмагались между собой - какой флорентийский род благородных и древний? Одни говорили, что это Ламберти, вторые - Уберти, словом - каждый свое правил, как кто понимал.
Читать далее

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее