Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Покушение Лисимаха

01-05-2018

Рассказы ВТОРАЯ

Костанца любит Мартуччо Гомита, услышав, что он погиб, от отчаяния следует одна в море на лодке и прибивается к Сузы; найдя любимого живого в Тунисе, она открывается ему. Но сразу же и начала: - Всякий должен по совести радоваться, видя, что награда соответствует стремлению, а тем, что любовь заслуживает скорее удовольствие, чем на горе, Любиша мне сегодня Королевское, чем вчера было Королеву, волю исполнить. Так знайте же, милые мои подруги, недалеко Сицилии есть некий островок Липари, где недавно жила одна красивая девушка по имени Костанца, ребенок значительного рода. В нее влюбился один тамошний молодой по прозвищу Мартуччо Гомито, парень хороший, простой и ко всякому делу остроумен.

Девушка полюбила его ровно и тогда только счастливой слышалась, как милого своего видела. Мартуччо хотел тотчас ее сватать и прислався к отцу ее, и тот ответил, что не отдаст дочери за нищего. Роздосадувався парень, что им по бедности ту згордовано; собрал некоторых товарищей и родственников и поклялся, что тогда только домой вернет, как богатым станет. Вот пошел он с ними в море и стал по побережью берберийских корсаруваты: где, было, спобижить кого слабого, то сейчас и разорят. Хорошо и велось ему в том здобичництви, и не знал опрометчивый, что такое "нельзя" и чуть было Мартуччо и обществу его тех сокровищ бесчисленных, что за короткое время доскакать сумели, захотелось им иметь еще и сильно. Однажды напали на них сарацинские галеры, после упорного боя победили их сарацины, корабль разграбили и потопили, людей кого в воду бросили, а кого в плен забрали.

Попал в плен и сам Мартуччо; пришлось ему в хурдизи тунисской не год и не два миром тошнить. Вскоре на Липари прошла молва - и не один кто-то говорил, а от многих людей слышали, - что Мартуччо со всем своим обществом в море погиб. Девушка, и тогда очень горевала, как он был уехал, теперь, услышав о его гибели, долго-долго плакала и прикончила, уже ей на этом свете не жить. Руки покончить не решалась, и убрала другого способа, как бы умереть. Викралася втихаря ночью из дома родительского, пошла к пристани и увидела там, на отшибе от других судов, лодки рыбацкой с мачтой, парусами и веслами - рыбаки, наверное, только вышли из него. Села она в то лодка, одипхнулась от берега (на том острове все женщины в морском деле немного понимают), а затем распустила паруса, бросила весла и руль - пусть несет ветер куда хочет: или перевернет где-то в море лодки без тренера и клади, или сокрушит о какую-то скалу; бы уже и захотела она спастись, то не смогла бы, все равно утонул бы.

Завернувшись с головой в плащ, она легла, плача, на дно лодки. Но не так, как она себе думала: ветер с севера дул довольно мягко, волны на море не было, и лодку шел хорошо; другой день вечером прибило его к берегу у города Сузы, миль за сто выше Туниса. Она того сперва была и не заметила, потому что так в лодке и лежала, головы не поднимая. В то же время, как лодки к берегу пригнало, одна бедная женщина убирала там сети, рыболовные, увидев лодки, удивилась она, что он так с натянутым парусом на землю нагнався. Думая, что рыбаки уснули, она подошла к лодке, и никого там не увидела, кроме сонной девушки. Давай она его звать-тормошить и разбудила же и, узнав из одежды, что это христианка, спросила у него по-итальянски, как это она приплыла сюда одна-одинешенька в том лодке. Услышав родной язык, подумала Костанца, что ветер, очевидно, повернулся и снова занес ее в Липари, она сразу встала, розглянулась вокруг и, не узнав сего мистины, спросила у женщины, где это она. Женщина ответила: - Дитя мое, ты в Берберии, неподалеку от Сузы.


Смотрите также:
 Пекарь Чисто
 Свадьба Теодора и Виоланты
 Сицилийские хитрости
 Кончина Антиоха
 Джанни из Прочиды

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто


Однажды случилось ему быть в такой удалой компании в Монт-Уги, где несколько человек зазмагались между собой - какой флорентийский род благородных и древний? Одни говорили, что это Ламберти, вторые - Уберти, словом - каждый свое правил, как кто понимал.
Читать далее

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее