Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Покушение Лисимаха

06-05-2019

Пасимунд, радуясь твоему горю и требуя твоей смерти, хочет поскорее жениться на твоей Ифигению, чтобы самому насладиться той добычей, слепой случай отпустило для тебя на минутку и сразу же отняла. Что это тебя огорчает, если ты ее действительно искренне любишь, знаю по себе, потому подле брат Пасимундив, Ормизд, собирается и мне такую же надругательство сделать, взяв себе в жены мою любимую девушку Кассандру. Чтобы том бедствии предотвратить и не дать обижал судьбы в жертву, равно нам остается - души мужеством ободрить, а руки мечами вооружить и умыкнуть наших любимых (мне впервые, а тебе уже вторично). Если дорога тебе твоя - не говорю свобода, ибо без милой и воля не мила, а она, любимая, то пристань ко мне, и боги оддадуть ее тебе в руки. Но мир поднялся вверх Кимоно, услышав эти слова: не долго думая, он так ответил Лисимаха; - Лисимаха! Не найдешь ты для сего дела себе товарища над меня мужественнее и верного, если действительно получу я такую награду.

Скажи мне, что делать, и увидишь сам, на какие чудеса я способен. Тогда Лисимах сказал: - Послезавтра ваши молодые впервые вступят в дом к своим невест; мы также пойдем вечером - ты с твоими товарищами, а я с моими верующими, взяв с собой оружие; заберем со свадьбы наших девушек и имущество с ними на корабль (он уже стоит у меня наготове), а кто нам сопротивление вздумает стать - убьем, и уже! Сей замер очень понравился кимоно, и он спокойно сидел в темнице до назначенного срока. Когда настал день свадьбы, в доме двух братьев начался громкий и шумный банкет - везде было полно радости и пения. Между тем Лисимах все для своего покушения хорошо подготовил: как наступило благоприятное время, он разделил своих и Кимонових людей, спрятали оружие под одеждой, на три отряда и упорными словам их к делу пидохотившы, послал тайно один отряд к пристани, чтобы никто не помешал им в нужный миг взойти на корабль, а сам с двумя отрядами отправился в Пасимундового дома, здесь поставил одних у двери, чтобы их никто не замкнул изнутри и не мешал выходить, а со вторыми - пошел по лестнице банкетный комнате, и с ним Кимон. Уступив в комнату, где уже сидели за обедом обе молодые с подругами своими и гостями свадебными, Кимон и Лисимах поперекидалы столы, схватили каждый свою любимую и передали их своим товарищам, чтобы вели скорее к кораблю.

Молодые плакали и кричали, гости и прислуга домашняя кричали тоже, во всем доме поднялся невообразимый зык и шум, а Кимон, Лисимах и спутники их пошли к лестнице с голыми мечами без всякого сопротивления, потому что все перед ними расступались. Уж спускались, стал против них Пасимунд - он выбежал на шум с огромной палкой в руке, и Кимон кресонув его мечом по голове и трупом уложил на месте. На помощь брату бросился несчастный Ормизд, и Кимон повалил его вторым ударом, кто же к ним рвался, тем отбили, ранив, его рьяные товарищи. Покинув дом, полный крови и криков, плача и скорби, двинулись беспрепятственно все вместе с добычей своею корабля; посадили на него женщин, сами сели и одчалилы весело от берега - опоздали люди, прибежали вооруженное к пристани дать им отпор.

Как приплыли они к Криту, многочисленные родственники и друзья с радостью встретили Кимона и Лисимаха, они же поженились с любимыми своими и, одгулявшы громкое свадьбы, радовались к своей любости той дорогой добычей. На Кипре и Родосе тем временем появились по поводу большие ссоры и распри, и шли они довольно долгое время, пока родственники и друзья с той и с той стороны не уладили дела. Пробыв несколько лет в изгнании, Кимон с Ифигению вернулся благополучно на Кипр, а Лисимах с Кассандрой к себе на Родос, и долго еще жили каждый у себя женщиной своей приятно и мило.


Смотрите также:
 Сицилийские хитрости
 Жилетта из Нарбонне
 Джироламо и Сальвестра
 Неприятности Андреуччо
 Свадьба Теодора и Виоланты

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Джованна


Услышав Федериго, чего желала его дама, увидев, что не может исполнить ее воли, потому что зарезал своего сокола, чтобы ее угостить, то так горько, что долго не смог сказать ей что-то в ответ. Монна Джованна подумала сначала, что тем он плачет, что жалко ему расставаться с возлюбленного своим соколом, и хотела уже было отказаться; от своей просьбы, и сдержалась, ожидая качестве ответа от Федериго.
Читать далее

picture

Ужин Пьетро ди Винчоло


Сама здорова знаешь, как состарится, то ни муж, ни собака на нас смотреть не хочет - ходи, баба, на пекарню горшки и миски считать да с котами мурлыкать. Еще песнь нас прокладывают: "Женщина - флячки, старицы - болячки", - и разве только эту одну!
Читать далее