Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Ифигения и Кимон

29-06-2018

Тот самый дорогой для меня сокровище, что меня на этот поступок подвигнул, могли бы вы легко уступить мне без боя: знайте, что это Ифигения, которую я люблю, как душу, с той же то любви я должен был ее вооруженное и силой от вас отбивать, ибо миром и согласием не мог от отца добиться. Я хочу стать ей тем, кем должен быть Пасимунд; отдайте ее мне и идите себе с богом! Родосцы не так по доброй воле, как с принуждения отдали Кимоно плачущий Ифигению. Увидев ее слезы, он сказал: - Августейшая панно, не горюй: я твой Кимон, что верной любовью своей большего тебя получил права, чем тот Пасимунд, с которым ты была помолвлена. - Посадив ее к себе на корабль и не взяв ничего из Родосского имущества, Кимон вернулся к своим товарищам, а тех пустил с богом.

Счастливый без меры от такой дорогостоящей добычи, Кимон пытался кое-как утешить свою заунывную пленницу, а затем, посоветовавшись с товарищами, решил до Кипра пока не возвращаться, а плыть на Крит, где им всем, а особенно самому кимоно с Ифигению, было бы жить безопаснее - многие там было у него родственников и друзей, и новых и старых. Но непостоянная судьба, что по милости своей только дарила Кимоно любимую, повернула внезапно неописуемые радости юноше в горький и тяжелый грусть. Не прошло еще и четырех часов, сколы Кимон распрощался с родосцы, когда наступила ночь, от которой он ждал небывалых еще в его жизни роскоши, а с ночью вскочила вдруг страшная метель и ненастье, покрыв небо облаками и возмутив море розгуканимы ветрами. Никто не знал, что делать, неизвестно, куда плывет корабль, - невозможно было мореплавателям что-либо на нем делать: все еле на ногах держались.

Как тем сокрушался Кимон, и говорить нечего: ему казалось, что боги для того лишь осуществили его мечту, чтобы дать почувствовать ему горечь смерти, о которой ранее он мало беспокоился. Журилось и все его общество, а наипаче Ифигения: бедная девушка голосом причитала и дрожала от каждого погойду волны, проклиная ту несчастную любовь Кимонову и его дерзость. Тем и волнение на море вскочила, сказала она, что боги не захотели, чтобы Кимон, запрагнувшы ее против их воли, мог надменное желание свое удовлетворить: суждено ему бесславно погибнуть, увидев впереди ее смерть. Так плакала она кричала, а ветер тем временем все усиливался и усиливался; мореплаватели, не зная, куда плывут, Пригнались близко к острову Родос; не разобрав, какая земля, они тотчас хотели высадиться на берег, чтобы спастись.

Как уже мир свинув и небо немного прояснилось, тогда только заметили киприоты судно, они затронули были накануне, так от них завдальшкы, как с дука дострелить. Кимон тем несказанно встревожился, боясь злой происшествия, все-таки постигла его потом, и просил свое общество приложить все усилия, чтобы куда-то извидтиля выбраться - неважно куда занесет их судьба, потому что хуже нигде не будет. Но напрасно старались они от острова одгребтися: супрутний ветер не давал им выйти из залива в море, а, наоборот, прибил их волей-неволей, к берегу. Как же они согласились, увидели их те родосцы, уже сошли со своего судна, несколько моряков побежали тотчас в соседнее село, куда уже перед ушли были Пасимундови посланцы, и сказали им, что Кимона из Ифигению прибило, как и их самих, бурей к берегу.


Смотрите также:
 Гвильельмо Борсьере
 Изабетта и Лоренцо
 Паганини и Монако 3
 Крит
 Джанни Лоттеринги

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Нонна де Пульчи


Повар Кикибио остроумным словом обращает гнев господина Куррада Джанфильяцци на смех и избегает бедствия, ему грозило Лауретта уже умолкла, и все весьма похвалялы остроумие Монны Нонны, когда королева велела заменить очередь Неифили; и начала: - Дорогие мои подруги! Хотя быстрый ум часто подвергает языковые в случае необходимости точные, остроумные и действующие слова, и иногда и фортуна, становясь на помощь боязливым, вкладывает им неожиданно в уста такие вещи, на которые они в спокойном состоянии не смогли бы.
Читать далее

picture

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто


Однажды случилось ему быть в такой удалой компании в Монт-Уги, где несколько человек зазмагались между собой - какой флорентийский род благородных и древний? Одни говорили, что это Ламберти, вторые - Уберти, словом - каждый свое правил, как кто понимал.
Читать далее