Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Смерть Габриотто

29-11-2020

Хаживать он так к ней и заметил, что она будто не от того, тогда он набрался больше отваги, а она отогнала прочь робость свою и застенчивость, и они сошлись наконец на обоюдную радость друг другу. И так им это счастье понравились, что не ожидали уже, пока друг к другу придет, а приглашались в любовных ласк взамен. Так они любили что день, то больше и горячее; раз как-то попросил Пасквини Симону пойти с ним куда-то в сад, чтобы там вдвоем безопасное вволю набутися. Симона согласилась; в воскресенье после обеда она сказала отцу, что идет на богомолье в Сан-Галло, а сама отправилась с подругой своей Ладжиною в тот сад, что говорил Пасквини. Парень был уже там с товарищем, которого звали Пуччини, а дразнили Кривым. Кривой начал присмалюваты икры у Ладжины и наши любовники оставили их в одном углу сада, а сами пошли любоваться в другой. В том углу, куда ушел Пасквини с Симоной, рос буйный, раскидистый куст шалфея; любовники сели под ним, нежились себе и любовались, а потом начали говорить о полдник, который они здесь думали в упокоения употребить.

Потер он вот зубы и давай опять про полдник разговаривать; и недолго уже говорил - изменился вдруг с лица, затем зрение и язык ему отобрало, а еще волна - и умер бедняга. Увидев сие, Симона стала плакать и кричать Кривого и Ладжину. Они прибежали не мешкая, и как увидел Кривой, что Пасквини лежит мертвый, опух весь и темными пятнами взялся, он закричал: - Ах ты, лайдачко, это ты его отравила! Он сбил такую бучу, что в сад сейчас поназбигалося много людей, которые жили там поблизости; смотрят - Пасквиль лежит мертвый и весь опухший, Кривой шумит на Симону, что она заманила сюда и отравила, а девушка, неистово неожиданным горем и болью, не пробует даже защищаться: вот и решили все, что так было дело, как Кривой говорит. Схватили плачущий девушку и потащили ее в палату к Подеста. Здесь Кривой вместе с другими товарищами Пасквиновимы, что тем временем подоспели - чурбаном, разгильдяй и уныло, - потребовал немедленной расправы, и судья стал допрашивать девушку; не убедившись в ее вине и злонамеренности, он потребовал у ней осмотреть мертвеца на том месте, где все это произошло, потому что все-таки с ее слов не многое мог дорозумитися. Он велел увести ее без сборища тому саду, где лежал Пасквини, пухлый как бревно, потом сам пошел туда, осмотрел не без удивления трупа и начал спрашивать девушку, как было дело. Симона подошла к шалфейного куста, рассказала для ясности все, что было раньше, и, чтобы показать судье, как то случилось, она сделала так, как Пасквини, - потерла себе зубы листком из шалфея. Кривой, чурбан и другие Пасквини друзья и товарищи смеялись судьи в глаза над теми, мол, выдумками и глупостями и еще настойчивее требовали казни душегубке - сжечь ее и уже! Тут бедная девушка, убитая смертью любимого и напугана страхом наказания, вскоре после того, как потерла зубы шалфеем, умерла к великому изумлению присутствующих таким же образом, как и Пасквини.


Смотрите также:
 Настоятель фьезоланського собора
 Перо из крыльев архангела Гавриила
 Рассказ Пампинеи
 В Неаполе
 Бернабо из Генуи

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее