Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Смерть Габриотто

31-03-2022

Когда подеста говорил так с мессером негром, вошла Андреола, упала перед отцом на колени и сказала плача: - Батюшка, то лишний, видимо, дело вам всю историю моей наглости и беды моей рассказывать, потому что вы уже ее, наверное, слышали и хорошо знаете; прошу покорно и прошу мне то преступление простить, что без ведома выбрала я мужем того, кто мне больше всех полюбился. Сей милости не тем я себе молю, чтобы жизнь свою предохранить, а чтобы я могла дочерью вашей, а не вражины, умереть. Сказав сие, пришлась, рыдая, к ногам. Мессер Негро, человек уже старый и нрава тихого и кроткого, даже заплакал, услышав ту речь, он поднял ее слышал и сказал: - Доченька моя, Любиша бы мне было, чтобы у тебя был такого мужа, который, по моему мнению, был тебя достоин, и как ты уже выбрала по своему угоден другой, то и тот был бы мне мысли. Горько мне, что ты от отца таилась, не доверяла мне, а еще хуже, ты овдовела, прежде чем я зятя узнал. Но если уж так оно сложилось, то почтить я его ради тебя мертвого, как хотел бы отметить живого, - похоронить его, как своего любимого зятя. И, обратившись к детям своих и родственников, велел снарядить для Габриотта пышный и торжественный похороны. Между тем, узнав о сю событие, собралась вся Юнакова родня, а вскоре совпал туда почти весь город.

Над покойником, который лежал посреди двора на Андреолиний шелковисто материи весь в цветах, плакала не только она сама и родственников его, а почти все горожанки, и мужчин много. Похоронили Габриотта не как простолюдця, а как г любого крупного: славные граждане несли его тело на плечах до самой могилы. За несколько дней подеста вновь завел разговор о сватовстве, и когда мессер Негро сказал о том дочери, она и слушать ничего не хотела, а выпросила взамен у отца разрешение уйти в монахини и вместе со служанкой своей вступила в один монастырь, славившийся своим благочестия. Там жили благотворно и праведно еще много лет. Рассказы СЕДЬМАЯ Семью полюбившуюся с Пасквини и гуляет с ним в саду; Пасквини тре зубы шалфейное письмом и умирает; Симону схвачено, желая показать судье, как было дело, Симона натирает себе зубы той шалфеем и также погибает Панфил кончил свой рассказ, и король, не обнаружив ни спочуття в Андреолы, сбросил взгляд на Эмилию, давая тем позирком знать, что теперь ее очередь. Эмилия стала, не мешкая, такими словами: - Дорогие мои подруги, Панфилова повествование напомнила мне одну историю, тем только на предыдущую схожую, как там Андреола, так и здесь другая девушка милого своего в саду потеряла, а как заимствованы ее к праву, то уже не твердостью и не мужеством своим, а неожиданной смертью от суда освободилась.

Мы уже говорили о том, что хотя Амур больше любит барские дома, но и бедняцкими жильем не брезгует и время такое у них отнимает силу, что и богатые должны еще ниже склоняться перед его всевластии. Будет об этом кое-что и в моей истории, которая творилась в нашем же городе, куда я хочу вернуть после наших сегодняшних путешествий словесных вытекающими мирами. Не с-так давно жила во Флоренции красивая и хорошая как на свое состояние девушка по имени Симона, дочь одного бедного человека. Приходилось ему, как говорится, своими ручками и пучками на хлеб зарабатывать - жила с того, что шерсть пряла; и не такая была вбогодуха, чтобы Амура в сердце не принять, что уже давно туда глазами и вещами одного парня молодого стучался. Был тот парень такого же мелкого полета, как она, разносил от своего хозяина-ткача пряли шерсть; звали его Пасквини. Девушке запала в сердце его любимая подобие и долго она не смела тех милощив ему проявлять; сидит, было, за прялкой и вздыхает раз за разом горячо и страстно, вспоминая того, кто ей вовницю к прядению приносит. А Пасквини тоже старался ревностно, чтобы хозяин имел хорошую пряжу, и поэтому бывал в Симоны, будто все ткачество только на ее прядении держалось.


Смотрите также:
 Похищение
 Одна на двоих
 Граф Антверпенский
 Отец Альберт
 Руководство Дионео

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Джованна


Услышав Федериго, чего желала его дама, увидев, что не может исполнить ее воли, потому что зарезал своего сокола, чтобы ее угостить, то так горько, что долго не смог сказать ей что-то в ответ. Монна Джованна подумала сначала, что тем он плачет, что жалко ему расставаться с возлюбленного своим соколом, и хотела уже было отказаться; от своей просьбы, и сдержалась, ожидая качестве ответа от Федериго.
Читать далее

picture

Ужин Пьетро ди Винчоло


Сама здорова знаешь, как состарится, то ни муж, ни собака на нас смотреть не хочет - ходи, баба, на пекарню горшки и миски считать да с котами мурлыкать. Еще песнь нас прокладывают: "Женщина - флячки, старицы - болячки", - и разве только эту одну!
Читать далее