Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Изабетта и Лоренцо

25-08-2020

Так мне больно, что я сразу проснулся и за левый бок лапнувся, там чего нет, - если нет, не болит ничего, аж смешно мне с себя стало, что я чего-то искал. А против чего оно? Не раз уже мне, бывало, всякое чудовищный мерещилось, и ничего из этого не было - ни хорошего, ни плохого. Пусть им чур тем снам, давайте лучше веселиться. Андреолу уж свой сон ужаснул хорошо, а как этот услышала, то еще больший страх ее ошанув, и чтобы своего Габриотта НЕ затривожиты, она тот свой страх, как могла, скрывала. Но хотя наслаждалась она с ним целованием-любованием, все чего-то вроде опасувалась, а чего - сама не знала: то в лицо ему пристально смотрела, то по саду робко оглядывалась - не чернеет где какая привидение. Вдруг Габриотто вздохнул глубоко, сжал ее и воскликнул: - Ой, спаси меня, милая, умираю! Сие сказав, упал в изнеможении на траву. Потрясенная девушка пыталась подвести любимого, положила его голову себе на колени и спросила сквозь слезы: - Что тебе, любку мой сладенький? Но Габриотто уже отвечал, он только стонал и обливался потом и за какую-то минуту скончался.

Можете себе представить, какого тяжелого сожалению узнали здесь Андреола, что любила его больше всего на свете. Долго она плакала над любимым своим, тщетно звала его по имени: убедилась, что он действительно умер, потому что все тело его похолодело. Не зная, что делать и как ей быть, она пошла потрясена и заплаканная, позвать служанку свою, что знала об их тайная любовь, и рассказала ей о той своей горькой скорби. Многие пролили они вдвоем горячих слез на мертвое лицо Габриоттове, затем Андреола сказала служанке: - Забрал его у меня Господь, то не буду же и я жить на свете и перед тем, как смерть себе причинить, хочу с тобой посоветоваться, как славу мою покрыть, как сохранить тайну любви нашей и похоронить это тело с милой душой расстались. На то ответила ей служанка: - Не говори сего, дитя мое, что ты руки на себя наложить хочешь: хоть ты его и втеряла, и как убьешь себя - на том свете вторично его потеряешь, потому пойдешь в ад, а его же душечка не туда полетела, потому парень был хороший. Утешься лучше, моя ясочка, подумай, как молитвами или еще каким спасительным делом душе его льготу дать, как, может, был в ней какой-то грех. А похоронить его и здесь в саду можно, никто этого не знает, потому что не знали же люди, что он ходил сюда: не хочешь - то вынесем его из сада на улицу: завтра его найдут, донесут домой, а там уже свои похоронят. Как ни горько было на душе у девушки, как она плакала, а выслушала все же советов служанки своей; не согласившись с одним, на вторую сказала: - Пусть Бог хранит, чтобы отпустило я милого юношу, мужа моего любимого, как собаку, закопать или на улице бросить.


Смотрите также:
 Покушение Лисимаха
 Гвильельмо Борсьере
 Королевский конюший
 Каландрино, Бруно и Буффальмакко
 Второй день Декамерона

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

Стеклоткань Т 11. Оригинальная стеклоткань Т 11 для разработки несущих конструкций в Москве. picture

Монна Джованна


Услышав Федериго, чего желала его дама, увидев, что не может исполнить ее воли, потому что зарезал своего сокола, чтобы ее угостить, то так горько, что долго не смог сказать ей что-то в ответ. Монна Джованна подумала сначала, что тем он плачет, что жалко ему расставаться с возлюбленного своим соколом, и хотела уже было отказаться; от своей просьбы, и сдержалась, ожидая качестве ответа от Федериго.
Читать далее

picture

Ужин Пьетро ди Винчоло


Сама здорова знаешь, как состарится, то ни муж, ни собака на нас смотреть не хочет - ходи, баба, на пекарню горшки и миски считать да с котами мурлыкать. Еще песнь нас прокладывают: "Женщина - флячки, старицы - болячки", - и разве только эту одну!
Читать далее