Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Изабетта и Лоренцо

21-05-2018

Так мне больно, что я сразу проснулся и за левый бок лапнувся, там чего нет, - если нет, не болит ничего, аж смешно мне с себя стало, что я чего-то искал. А против чего оно? Не раз уже мне, бывало, всякое чудовищный мерещилось, и ничего из этого не было - ни хорошего, ни плохого. Пусть им чур тем снам, давайте лучше веселиться. Андреолу уж свой сон ужаснул хорошо, а как этот услышала, то еще больший страх ее ошанув, и чтобы своего Габриотта НЕ затривожиты, она тот свой страх, как могла, скрывала. Но хотя наслаждалась она с ним целованием-любованием, все чего-то вроде опасувалась, а чего - сама не знала: то в лицо ему пристально смотрела, то по саду робко оглядывалась - не чернеет где какая привидение. Вдруг Габриотто вздохнул глубоко, сжал ее и воскликнул: - Ой, спаси меня, милая, умираю! Сие сказав, упал в изнеможении на траву. Потрясенная девушка пыталась подвести любимого, положила его голову себе на колени и спросила сквозь слезы: - Что тебе, любку мой сладенький? Но Габриотто уже отвечал, он только стонал и обливался потом и за какую-то минуту скончался.

Можете себе представить, какого тяжелого сожалению узнали здесь Андреола, что любила его больше всего на свете. Долго она плакала над любимым своим, тщетно звала его по имени: убедилась, что он действительно умер, потому что все тело его похолодело. Не зная, что делать и как ей быть, она пошла потрясена и заплаканная, позвать служанку свою, что знала об их тайная любовь, и рассказала ей о той своей горькой скорби. Многие пролили они вдвоем горячих слез на мертвое лицо Габриоттове, затем Андреола сказала служанке: - Забрал его у меня Господь, то не буду же и я жить на свете и перед тем, как смерть себе причинить, хочу с тобой посоветоваться, как славу мою покрыть, как сохранить тайну любви нашей и похоронить это тело с милой душой расстались. На то ответила ей служанка: - Не говори сего, дитя мое, что ты руки на себя наложить хочешь: хоть ты его и втеряла, и как убьешь себя - на том свете вторично его потеряешь, потому пойдешь в ад, а его же душечка не туда полетела, потому парень был хороший. Утешься лучше, моя ясочка, подумай, как молитвами или еще каким спасительным делом душе его льготу дать, как, может, был в ней какой-то грех. А похоронить его и здесь в саду можно, никто этого не знает, потому что не знали же люди, что он ходил сюда: не хочешь - то вынесем его из сада на улицу: завтра его найдут, донесут домой, а там уже свои похоронят. Как ни горько было на душе у девушки, как она плакала, а выслушала все же советов служанки своей; не согласившись с одним, на вторую сказала: - Пусть Бог хранит, чтобы отпустило я милого юношу, мужа моего любимого, как собаку, закопать или на улице бросить.


Смотрите также:
 Мессер Чино
 Пекарь Чисто
 Дионеево право
 Купеческий обычай
 Пампинея

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

Стеклоткань Т 11. Оригинальная стеклоткань Т 11 для разработки несущих конструкций в Москве. picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее

picture

Крещение чертальдян


Таким образом он окрестил всех чертальдян, имея с этого немалую выгоду, и своей изобретательностью оставил в дураках тех, что хотели из него посмеяться, украв перо. Они были тут же таки и слышали всю его проповедь, как издалека зайдя, довеслував он счастливо до берега, и так хохотали, что мало челюстей себе не свернули.
Читать далее