Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Изабетта и Лоренцо

17-10-2018

Дослушав король ее до конца, велел заменить очередь Панфило, и тот принял слово: - Сон, о котором говорилось в предыдущей истории, привел мне в голову другую, что в ней уже два сны будет, только там сон показывал, что уже случилось, а тут - что должно произойти, и скоро их рассказали, сразу то и свершилось . Вы же знаете, милые мои дамы, всем живущим во сне всячина, бывает, мерещится: пока спишь, так оно вроде все понарошку, а проснешься - и думаешь: отее как правда, это - на правду немного похож, а то - то уж совсем чушь, а следовательно же, зачастую сны же и исполняются. Поэтому некоторые люди донимают снам такой же веры, как и тому, что они уявкы видят, радуются своих снов или грустят, в зависимости от того, хорошо ли зло им приснится. А есть и такие, что ни на какие сны не впевняються, пока не попадут в беду, им сон напророчить. Я не похваляю ни легковерных, ни невероятных, поскольку сны не всегда правду говорят, и не каждый же и врут. Что они не всегда правду говорят, в том каждый из нас могло неоднократно убедиться; что они не каждый врут, доказано Филомениною историей, и будет подтверждено, как я уже сказал, и моей.

Тем я так думаю, что кто истинно тако ходит, не должна противоположных снов пугаться и через них с тропы добродетели обращать, а кто несправедливостью живет, пусть на счастливые сны не уповающие же, хотя бы они его и как к злому поощряли, - и наоборот . Но время мне уже до самой повести приступить. И влюбилась и Андреола в соседского парня Габриотта: он хоть и простого рода, и из себя очень хороший, милый такой и вежливый. С помощью одной своей служебницы барышня так все устроила, что Габриотто не только узнал о ее любви, но и получил возможность ходить по ночам к ней в сад на обоюдную радость влюбленных. Чтобы же никакая сила, кроме смерти, не смогла их разлучить, молодожены взяли сокровенное брак. Вот живут они так, сходятся себе втихаря от людей, даже одной ночи приснился Андреоли странный сон: будто она гуляет у себя в саду со своим милым и приятно его к сердцу прижимает, а когда это из тела вылезла какая-то черная страшная марюка, выхватила из нечеловеческой силой из ее объятий Габриот-и, как она сопротивлялась, и исчезну вместе с ним в землю, и больше уже - не видела она ни мари той, ни своего возлюбленного.

С того великого боли и сожаления Андреола проснулась; хотя и обрадовалась она, то только во сне ей такое привиделось, и испугалась изумился того призрака. В тот вечер как раз был к ней прийти Габриотто, и она его, как умела, Отсоветовали; и следующую ночь, чтобы он не подумал чего плохого, она же приняла его в своем саду. Посидели они так, полюбовались, а потом Габриотто спросил у нее, чего это она не велела приходить ему вчера. Андреола рассказала ему о своем сне, как она его испугалась. Услышав сие, Габриотто смеялся и сказал, что донимать веры снам - это большая глупость, потому что они верзуться человеку или перееду, или когда меньше съешь, чем нужно; ежедневный опыт показывает нам, что они обманчивы. - Если бы я верил в сны, - продолжал Габриотто, - то я сегодня сюда не пришел, и не через твой сон, а через мой собственный. Показалось, видишь, мне той ночью, что я охочусь раза в прекрасную, прекрасном лесу и поймал такую хорошую и пригожу ланю, что никогда такого не видел: белая-билисинька, будто снег тот. И она сразу будто мне приручилася, что не отходили от меня, а я все-таки боялся, и любая лань не убежала, - надел на нее золотой ошейник и держал ее на цепочке золотом. А потом словно легла и лань, лежит, голову мне на колени положив, вдруг где взялась черная-пречорна, как уголь, борзая, страшная и голоднюча, и ко мне. Я будто вовсе и не защищался от нее, а она хвать меня за левую сторону и до грызла, пока к сердцу догризлася; вырвала его, забрала и побежала.


Смотрите также:
 Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто
 Пьетро Боккамацца
 Кончина Антиоха
 Гвильельмо Борсьере
 Маршал Пьеро

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее