Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Рассказ Пампинеи

29-11-2021

Спасителя оплакивает, печально, - а слезы точить так ему было, как другому кнутом хлопните. Вскоре плачами этими и проповедями так удалось ему во венециян пидмоститися, что он стал правителем и исполнителем почти всех завещание в городе, хранителем чужих денег и всяких драгоценностей, исповедником и советчиком многих мужчин и женщин. Ставшися из волка пастырем, приобрел он в тех краях святостью своей великой славы и прославления - куда тому бедному Франциско Ассизского! Однажды пришла вместе с другими к нашему святому отцу исповедаться одна женщина, - глупо и глупа, по имени Мона Лизетта из рода Квирин, жена одного богатого купца, что именно отправился с галерами своими куда-то во Фландрию. Стояла она вот перед ним на коленях и о свои грешки (сказано, венециянка!) несколько слебизувала, вдруг спросил отец Альберт, нет ли у нее любовника. Монна Лизетта воскликнул с сердцем: - Что вам, батюшка, повылазило, что ли? Разве же, по-вашему, у меня такая красота, как у всех тех-о? Если бы я только моргнула, то имела бы тех любовников сколько хочешь, и не такая моя красота, чтобы я позволила ее миловать каком-то стыда-брид. Где вы еще видели таких красивых, как я? И в раю я всех бы красотою заломила! И столько еще всячины о ту красоту свою наплескала, что скучно было слушать. Отец Альберт сообразил сразу, что в эту макоцвитну ниву можно будет ему своим плугом уоратися, потому что все-таки полюбил его очень.

Однако он оставил ухаживания в другой раз и, как положено святому мужу, начал укорять ее за гордыню, и на его упреки женщина сказала, что он дурак, потому что не понимает, что красота красоте неровня. Отец Альберт, не желая ее раздражает, исповедал ее и отпустил вместе со всеми. Через несколько дней наш монашек, взяв с собой верного товарища, пошел к Монны Лизетт домой, он повел ее в засторонню комнату, чтобы никто не видел, упал перед ней на колени и сказал: - Мадонна, извините, ради бога, что тогда в воскресенье я так сказал бы про красоту вашу, ибо в ту же ночь меня так страшно избит, что я едва отее сегодня с постели смог встать. - А кто же это вас так наказал? - Спросила дура. - Сейчас все расскажу, - ответил отец Альберт. - Стою я вот ночью, молюсь своему обыкновению, когда вижу - келья моя странным сиянием вдруг осветилась; смотрю - аж где взялся предо мною муж молод и благолепно с грубым бичом в руке схватил меня за капюшон, поверг к стопам своих и стал тем бичом кости мои сокрушати. Как я спросил потом, за что мне такое наказание, он отвечал: "За то, что ты дерзнул сегодня хулить небесную лепоту Монны Лизетта, которую я возлюбил более всего на свете, кроме Господа Бога". Тогда я спрашиваю: "Кто ты еси?" - Он же мне сказал: "Архангел Гавриил". - "Воин небесный, - закричал я тогда, - прости меня и помилуй!" Он одвитуе: "Прощаю и розгришаю, как только пойдешь к ней и извинись, а когда она тебе вины не подарит, явлюсь снова и так покрушу тебя, стонать, пока возраста твоего". А то, что он потом глаголав, я не осмелюсь вам сказать, пока не будет мне от вас прощения.


Смотрите также:
 Крещение чертальдян
 Мадонна Елена
 Мадонна Беритола
 Болонский монах
 Гвидо Кавальканти

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Ужин Пьетро ди Винчоло


Сама здорова знаешь, как состарится, то ни муж, ни собака на нас смотреть не хочет - ходи, баба, на пекарню горшки и миски считать да с котами мурлыкать. Еще песнь нас прокладывают: "Женщина - флячки, старицы - болячки", - и разве только эту одну!
Читать далее

picture

Коронация Элизы


Приняв ту высокую честь, Элиза поступила так, как и ее предшественники, - прежде дала распоряжение кастеляну, что он должен делать за все время ее царствования, а затем обратилась к своему общества, доброжелательно слушало его речи: - Не раз мы слышали о том, как остроумным словом, метким ответом или сообразительным уловкой людям удавалось прикорочуваты чужого злого языка или отвращать опасность, что им угрожала. Такие случаи сами по себе очень интересны и нам могут быть полезны, тем и желаю я, чтобы завтра с Божьей помощью говорили вы о таких вещах, то есть рассказывали о людях, остроумным ответом давали отпор насмешливой слову или быстрым умом и изобретательностью от себя ущерб, опасности или обиду одверталы.
Читать далее