Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Князь Салернский

19-04-2018

Для достойного погребения хватало тебе только слез той, которую ты при жизни так искренне любил; чтобы они тебя пролились, Господь вразумил моего безжалостного отца послать тебя ко мне, и я пролью те слезы, хоть и клялась умереть без плача и без страха на лице , а пролив, без колебания соединю при твоей помощи мою душу с той, что ты ей, сердце, так верно служило! С той спутницей любо мне будет и отрадно войти в неведомую дома. Я верю, что и душа еще здесь, она смотрит на место, где мы были вдвоем счастливы, она любит меня и, зная, что я люблю ее также больше всего на свете, ждет уже души моей. Сие сказав, склонилась над чарой и отпустили в нее, без воплей и причитаний женского, буйные горючие слезы хлынули непрестанно, как из любого источника невсихучого, и целовала без меры и без счета мертвое коханцеве сердце.

Горничные стояли округ нее и не знали, чье это было сердце и что означают его слова, и, проникнутые жалостью большими, рыдали все навзрыд и все допытывались ее причины, пытаясь как-то успокоить свою обладательницу. Она, выплакав все слезы, подняла голову и сказала: - О, сердце, без меры коханее! Я исполнила перед тобой последний мой долг, теперь осталось только присоединить мою душу к твоей. По сей языке велела подать себе кувшин с приготовлено ядом, вылила ее в чашу на сердце, обильно политое его слезами, а потом без колебаний подняла чашу к губам и выпила яд до конца, а выпив, слегла на свою постель с чарой в руке, убрала уважительной осанки и, прижав Гвискардове мертвое сердце к своему молча дожидала смерти. Девушки, что все слышали и видели, хотя и не знали, что она зажила яда, сообщили о все Танкреда, который, боясь того, что уже произошло, прибежал к дочкины комнаты, как она была уже в постели. Поздно появился он сюда, чтобы утешить ее ласковыми словами, увидев ее присмертною, старый князь жалобно заплакал.

Тогда Гизмонда сказала: - Танкред, побереги си слезы для какой-то несчастней происшествия, не проливай их надо мной, потому что мне их не надо. Или выдана то дело, чтобы мужчина плакал, как ты это, когда осуществилось его желание? Но как в тебе не до остальных угасла та любовь, что ты должен мне в сердце, вволю мою последнюю волю: как не по душе тебе было мое окрите и тайне единения с Гвискардо, вели похоронить меня с ним, то уже неважно где , чтобы тело мое легло явно и открыто рядом с его телом на вечный покой. За слезами князь не смог ей в ответ. Гизмонда, слыша, поступившей последний миг, еще раз прижала мертвое сердце к груди и сказала: - Прощайте, я умираю. Глаза ее помутились, чутиво онемело - пришел конец ее страждущему жизни. Так печально закончилась страстную любовь Гвискардо и Гизмонды, о котором вы здесь слышали. Пожалел Танкред, и поздно, что был такой жестокий, и, оплакав ревностно дочкину смерть, велел похоронить Гизмонду с большими почестями в одном гробу с Гвискардо, на несказанную траур всех жителей Салерно. Рассказы ВТОРАЯ Отец Альберт уверяет одну женщину, будто в нее влюбился архангел Гавриил, и в его облике ночует с ней несколько ночей; однажды, испуганный ее родственниками, он бежит через окно и прихищаеться в доме одного бедняка, который ведет его на следующий день на площадь в дикарской мошкары, люди узнают его, а братия хватает и бросает в в тюрьму О таком жалко рассказывая, не раз проникла Фьямметта слез от подруг своих, как же кончила она, король произнес с унылым видом: - Охотнее я бы отдать жизнь моя - и то бы еще малая цена была! - За половину той сладости, которая выпала на долю Гвискардо и Гизмонды, пусть поэтому никто не удивляется, потому, живя, заживает я ежечасно тысячи смертей, и не дается мне за то ни искорки наслаждения.


Смотрите также:
 Королевский приказ
 Любовь Федериго дель Альбериго
 Ужин Пьетро ди Винчоло
 Князь Салернский
 Болезнь короля

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто


Однажды случилось ему быть в такой удалой компании в Монт-Уги, где несколько человек зазмагались между собой - какой флорентийский род благородных и древний? Одни говорили, что это Ламберти, вторые - Уберти, словом - каждый свое правил, как кто понимал.
Читать далее

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее