Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Мессер Чино

11-10-2018

Набувшися вволю вместе, любовники встали, так и не заметив Танкреда; Гвискардо спрятался в пещере, а Гизмонда вышла из комнаты. Старый князь влез тайком через окно и направился в свои покои, гневом и досадой смертельной горя. Той же ночью в ранние облягы двое слуг схватили его розказ Гвискардо, как он именно в своем неудобном кожаных нарядах из пещеры выходил, и привели его потаймиру перед князя. Увидев Танкред слугу своего молодого, то чуть не заплакал. - Гвискардо, - только и сказал, - я к тебе всегда был хороший, а ты сделал за то рода моему такой позор и позор! Сегодня я увидел все собственными глазами. - Любовь сильнее вас и меня, - коротко видрик ему юноша.

Тогда Танкред велел взять Гвискардо под острове стоит, а сам, всю ту дело и так и сяк обдумав, пошел второй день, как обычно, в послеобеденную пору в комнату к Гизмонды, что ничего этого не знала, заперся с нею и сказал ей, плача: - Гизмондо, я так уповал на честивисть и невинность твою, если бы сам не видел, никогда никому не поверил бы, чтобы ты не то другого, кроме своего мужа, принимала, но и подумала когда о таком, теперь же к концу недолгого возраста моего старческого буду тем преступлением твоим наказываться. Но если бы ты еще была для того позора своей взяла себе какого-то благородного мужа из числа двораки моих, а то выбрала сего Гвискардо, парня подлейших рода и плода детства рос у нас при дворе ласковом хлебе; не знаю теперь от печали, что мне с тобой действовать.


Смотрите также:
 Джироламо и Сальвестра
 Коронация Элизы
 Гвильельмо Борсьере
 Джанни из Прочиды
 Маршал Пьеро

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее