Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Мессер Чино

11-10-2018

Не говорю уже о том, что женщины вдохновили меня на тысячу стихов, а музы ни на один; правда, музы помогали мне составлять их, а может, и эти рассказики писать, хотя это дело и проще, и очень возможно, что музы посещали меня именно для того сходства, имеющие с ними женщины. Итак, компонуя си рассказ, я не чуждаюсь ни Парнаса, ни муз, как некоторым кажется. А мы тем скажем, что, славы моей жалея, советуют мне кусок хлебных заботиться? Ей-богу, не знаю! Догадываюсь только, что если бы мне пришлось когда у них хлеба попросить, то они мне, наверное, ответили: "Ищи его себе в баснях!" А между тем поэты находили, бывало, более того хлеба в баснях своих, чем богачи в кладах своих бесчисленных. Многие певцов прославили свою эпоху теми баснями, а те, что хлеба себе горло нагарбаты рвались, бесславно погибли. Да что там долго говорить!

Относительно тех, которые говорят, будто все не так, как я списываю, я был бы им очень благодарен, чтобы они предъявили мне оригиналы, и если бы мое писание с теми оригиналами отличало, я почел бы им прав и пытался бы все как следует подправить, и, пока я слышу одни пустые слова, даю им на волю что угодно говорить, а сам свое делать и упреки их против них и буду. Сдается мне, что будет с ним пока и такого ответа, а я, заручившись Божией и вашей, ласковые мои дамы, помощью и набравшись терпения, пойду дальше своим путем, в то ветер несмотря: пусть дует, как хочет, а мне от этого ничего страшного не будет, как вот пороха мелком при сильном вихре, что либо с земли его звие, или как уже сорвет вверх, то понесет сверх головы человеческие, более короны королевские и императорские или на дворцы высоковерхие и башни колокольни, а как упадет когда прах вниз, то ниже того места, откуда ног прочь, осесть не может.

Когда я и первое вам изо всех сил угодить старался, то теперь и подавно, потому всякому разумному человеку ясно, что я и все остальные, которые вас любят, действуем согласно с природой. Чтобы против ее законов бороться, слишком много нужно иметь силы, и часто сила и идет впустую или даже вредит тому, кто ею орудует. Такой силы, без стыдно сказка, у меня нет, а хотя бы и была, то я отдал бы ее кому-нибудь другому, чем имел свой полезно вращать. Поэтому пусть мои обидчики лучше молчат и, как не могут сами гореть, пусть себе дубеют, обо мне, в своих противоестественных наклонностях и не мешают мне этого короткого возраста на мой вкус довикуваты. Но время уже нам, дорогие мои читательница, после этого отбежал немалого снова в присущей вещи вернуться и наше прерванное повествование далее по порядку производить. Уже солнце погасило на небе все звезды и прогнал из земли влагу вночишню тень, как Филострат от сна проснулся и велел разбудить все свое общество. Все вышли в тот красивый сад на погуляння, а как наступила обеденный час, покрипились едой на том самом месте, где вчера ужина заживали. Тогда снова поспали немного, как солнце само высшее поднялось, а повстававшы, сели опять, как принято, в тени у фонтана, и Филострат приказал Фьямметги начинать. Она не заставила себя долго уговаривать и, любезно улыбнувшись, сняла дело.


Смотрите также:
 Теодор и дочь господина Америго
 Каландрино, Бруно и Буффальмакко
 Четвертый день Декамерона
 Гвильельмо Борсьере
 Паганини и Монако 3

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

Магазин программного обеспечения https://www.softmagazin.ru/. Интернет-магаин лицензионных программ. picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее