Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Болезнь короля

19-11-2020

Дошли умом девушка (ей только четырнадцатое годик шло), не то что с какого-то сознательного стремления, а вот себе с многой прихоти, не сказав никому ни слова, другой день рано утром отправилась потихоньку одна-в путь к той пустыне Фиваидськои и за несколько день не без трудностей - что-то охота! - Прибилась к какому-то пустельницького скита. Увидев издали хижину, она направилась к ней и наткнулась в дверях на святого спасенника. Он очень удивился, что она сюда зашла, и спросил, чего она здесь ищет. Девочка ответила ему, что по Божьему надиху пришла сюда искать такого, кто бы научил ее, как должно служить Богу. Увидев отшельник, что она молода и красива, збоявся, чтобы нечистый не пидкусив его, если он ее к себе примет, похвалил ее за спасенные мысли, дал поесть ей лопуцькив, кисличок и фиников, напитков водой и сказал: - Дочь моя, пройди немного дальше, там живет один святой муж, который лучше меня может тебя на путь спасения произвести; иди к нему. Девушка пошла дальше, куда показал ей отшельник, но и второй спасенник одвитував ей так же: так, путешествуя пустынью, приблукала она в скит, где спасался один молодой отшельник по имени Рустик, человек благой и благочестив, и обратилась к нему с тем же вопросом . Отшельник, желая поставить на пробу свою твердость, не отослал ее, как другие, а оставил с собой в своей келье.

Когда наступила ночь, он постелил ей постель из пальмовых ветвей и положил ее спать. Но тут присела его врасплох соблазн, и твердость его начала мьякнуты, увидев, что силу его той соблазну противостоять, он уже не боролся, а подвергся ей к остальным и, отбросив в сторону святые помыслы, молитвы и бичевания, сводил свое мнение , какая она красивая и молодая девушка, и начал уже и способа убирать, как бы ее на грех подвести, так чтобы она о его спорзни намерения не догадалась. Расспросив ее кое о чем, убедился Рустик, что она еще не знала мужчины и вправду такая простая душой, как кажется, и решил, что сможет подговорить ее на все под накидки служение Богу. Сначала он рассказал ей подробно о дьяволе, сего врага Господня, а затем дал ей понять, что нет милее Богу службы, как загонять дьявола в ад, куда Творец осудил его на вечные времена. Девушка спросила его, как оно делается. - Сейчас увидишь, - ответил ей Рустик, - делай только то, что я буду делать. Сие сказав, начал сбрасывать с себя свое нищенское рубище и разобрался до голого тела так же сделала и девушка. Тогда встал на колени, будто молиться, а ее поставил перед собой.


Смотрите также:
 Монна Джованна
 Дон Феличе и его брат Пуччи
 Гвильям Россильйонский
 Маркиза Монферратская
 Болезнь Чаппеллетто

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее