Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Визит к Альдобрандини

04-10-2018

Как пришло к утру, Тедальдо встал с постели, рассказал любовники, что он собирается сделать, и, снова попросив ее держать все это в секрете, вышел от нее, как и прежде, в наряде паломника, чтобы довести до конца дела Альдобрандини. Синьория, получив, как ей казалось, определенные доказательства того, как было дело, выпустила Альдобрандини того одиночестве дня, а через несколько дней убийцам было стято головы на том самом месте, где они совершили свое преступление. Так вышел на свободу Альдобрандини, к великой радости себе, жене своей и всем родственникам и друзьям; ясно понимая, что свой спасение обязан он так паломнику, он принял его к себе в дом на все время, сколько он захочет побыть в их огороде, все его знает как чтили угождали ему, как могли, а наипаче Ермеллина: знала, ибо, кому годится. Через некоторое время Тедальдо решил, что пора примирить Альдобрандини с братьями своими, ибо знал, что они недовольны увольнением его из тюрьмы и даже вооружились, боясь его мести. Паломник напомнил хозяину своему ту его обет, и тот сказал, что готов ее исполнить. Тогда гость попросил его врядиты следующий день роскошную трапезу и позвать на нее четырех братьев Тедальдових с женами их, ну и, конечно, Альдобрандинову родню, и сказал, что он сам пригласит братьев на змирщину.

Альдобрандини на все то согласился, а Тедальдо пошел к братьям и после долгих уговоров, как обычно в таких случаях бывает, убедил-таки их самым надежным доказательствами, что положено им Альдобрандини прощения и с ним навеки согласие совершить, а убедившись, пригласил братьев женами на завтра в Альдобрандини на обед, они же то охотно согласились. На другой день, так как во обеды, четверо братьев Тедальдових, все в черном, как были, пришли с некоторыми друзьями своими в дом к Альдобрандини, что их уже выглядел, здесь в присутствии других гостей бросили оружие на землю и одцалы себя в руки хозяину, прося у него прощения за совершенную ему обиду. Альдобрандини обнял их, плача, каждый поцеловал по-братски в уста и добрословне всего им простил. После пришли их сестры и женщины, также все в траурном одеянии, и мадонна Ермеллина и ее родственницы поздравили их очень любезно.

Потом начали гостей - кавалеров и дам - роскошными напитками и яствами трактовать, и все на том пиру хорошо, если бы не молчаливость, царившей там по причине недавнего траура, и не траурные одежды Тедальдових родственников, некоторые даже были недовольны паломником, что пир этот затеял, и он то заметил. Тогда он решил, что настал час ту молчание сломать, и, как гости ели именно овощи, встал и сказал: - Одного только нам не хватает, чтобы ся наша пир была веселой, - Тедальда, и уж как вы его не узнали, хотя он давно между вами, я сейчас вам его покажу. И, сбросив с себя керею и всю свою паломническую одежду, стал перед гостями в зеленой шелковисто жилетке. Все зглядалися на него, как на которую диковинку, и долго никто не мог поверить, что он и есть. Тогда он начал называть всех своих родственников и свойственников, вспоминать разные приключения, что с ними случались, и рассказывать о своих собственных.

И теперь братья его и друзья бросились к нему целоваться, плача от радости, а за ними и женщины - как родственников, так и посторонние, все, кроме мадонны Ермеллины. Увидев сие, Альдобрандини сказал ей: - Что это такое, Ермеллино? Почему ты не приветствуешь Тедальда, как делают другие? Ермеллина ответила ему, так чтобы все слышали: - Охотнее я бы поздравить его с большей сердечностью, чем кто-либо другой, я обязана ему больше всех - ведь только благодаря его помощи ты снова вернулся ко мне, однако поговори, начавшиеся в те дни, как мы оплакивали бы убитого Тедальда, не позволяют мне этого совершить. На это Альдобрандини сказал: - Дай покой, не верю никаким поговорим! Тедальдо все сделал, чтобы меня спасти, и тем ясно показал, что все это чепуха, да и раньше я не давал тем сплетням веры. Встань скорее и обними его! Ермеллини того и надо было, и она не замедлила выполнить мужей приказ - встала и по примеру других поцеловала Тедальда с большой радостью.

12

Смотрите также:
 Мессер Гваспаррин
 Ужин Пьетро ди Винчоло
 Бакаляр и вдова
 Жена Никостратова
 Первый день Декамерона

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Гвидо Кавальканти


Гвидо Кавальканти отчитывает позавгоридно нескольких флорентийских рыцарей, застали его врасплох Услышав королева, Эмилия одбула свою очередь и уже никому более рассказывать, кроме него самого и того, что имеет постоянный ривилей говорить последнее, отозвалась в общество такими словами: - Ласкавии мои подруги, хоть вы сегодня вынули мне из уст две или три историйки, что я имела в виду рассказывать, но у меня оставалась в запасе еще одна, в котором фигурирует конце такое глубокомысленное предложения, равного ему мы сейчас, может, и не слышали. Вы, наверное, хорошо знаете, что в старину в нашем городе было много хороших и похвальных обычаев, которые исчезли теперь под натиском непомерного сребролюбия, что все больше росло вместе с богатством.
Читать далее

picture

Перо из крыльев архангела Гавриила


У брата Лука был слуга по имени Гуччо: одни дразнили Гуччо-Слоняка, вторые - Гуччо-Свиняка, третьи - Гуччо-Невмывака: то был такой сорванец, что против него и сам Липпи Топп должен в угол спрятаться. Брат Лук не раз, бывало, шутил с него в кругу своих товарищей: - Мой слуга, - говорит, было, - имеет девять таких примет, если у Соломона, Аристотеля или Сенеки была бы хоть одна из них, где и делись бы их премудрости, посвященное и добродетели.
Читать далее