Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Пампинея

02-06-2021

Сахаймося более смерти недостойных примеров, пойдем лучше жить в загонная владения (а у нас их хватает), и будем себе там развлекаться, утешаться и веселиться можно, не переступая, однако, ни в чем грани хорошего ума. Там слышно, как птицы поет, видно, как зеленеют пагоры и долины, как поле волнуется рожью, будто то море, там множество разнообразных деревьев, там небо будто откр - хоть и сердится на нас, и не скрывает своей извечной красоты; Любиша ведь глазам на все это смотреть, чем на опустошенные стены нашего города. Помимо того, и воздух там свежий, и больше всякого запаса, что нужно в такие времена для жизни, и меньше всякой напасти. Там, правда, тоже умирают крестьяне здесь горожане, и не так-то обидно, потому и домов, и людей там реже.

Опять же, если подумать, то мы никого здесь не покидаем, скорее о себе можем сказать, что мы брошены, ближние-то наши, или умерев, или от смерти повтикавшы, оставили нас на произвол судьбы в такой притузи. Поэтому никакой выговоры нам не будет, как мы поступим, что я советую: как же нет, то ждет нас горе, печаль, а может, и смерть. Так сделаем же вот что, если хотите: иски своих служанок, пусть идут за нами со всем нужно, и будем нянчить время сегодня здесь, а завтра там, развлекаясь и наслаждаясь, как только можно под эту невзгод. Это, по-моему, будет лучше. И пробовать там поты, пока не увидим, какой конец пошлет сей лиховщини небо (если смерть нас не постигнет ранее).

Еще и то подумайте, что достойно сойти отсюда подобает нам больше, чем многим другим жить здесь недостойно. Другие дамы, выслушав Пампинею, не только охотно согласились на ее совет, а стали вдруг обсуждать подробно между собой, что, как и почему, будто им осе только встать и идти тотчас в путь. Но Филомена, барышня весьма рассудительного, сказала: - Слушайте, все то, о чем говорила Пампинея, очень хорошо, но не следует срываться так знеобачкы, как вы отее собираетесь. Не забывайте, что все мы Женщины, а также младшая из промеж нас должен знать, как оно женщинам жить самим своим умом, как им справляться без мужского надзора. Мы же шатки, капризные, невероятные, малодушные и пугливы, потому-то я боюсь, если бы наша компания, не имея другого провода, кроме нас же самих, и не распалась преждевременно нам же на стыд.

Нужно позаботиться об этом заранее, прежде чем что-то начинать. Отзовется тогда Элиза: - Это правда, что мужчина женщине голова; если не даст он строя, то редко когда наши дела доходят до скутку. Но откуда нам взять тех мужчин? Все ведь мы знаем, что близки наши большей частью умерли, а где кто остался жив, те повиялися со своими кружками неизвестно куда, спасаясь от того самого бедствия, которого и мы хотим избежать, а чужих просить не подобие. Посему, как хотим спастись, надо все так устроить, чтобы, ища утешения и покоя, не напитаты на свою голову беды и стыда. Так разговаривали между собой си дамы, когда это в церковь вошли трое молодых кавалеров (младшему из них, правда, было не менее двадцать пять часов). Ни тяжелое лихолетье, ни потери друзир и родственников, ни страх за собственную жизнь не погасили и не остудили у них в груди пламя любви. Одного звали Панфил, второго Филострат, а третьего Дион, все трое были хороши на красоту и хорошие на обычай.


Смотрите также:
 Джироламо и Сальвестра
 Монна Нонна де Пульчи
 Монна Изабетта и Ламбертуччо
 Четвертый день Декамерона
 Друг

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Нонна де Пульчи


Повар Кикибио остроумным словом обращает гнев господина Куррада Джанфильяцци на смех и избегает бедствия, ему грозило Лауретта уже умолкла, и все весьма похвалялы остроумие Монны Нонны, когда королева велела заменить очередь Неифили; и начала: - Дорогие мои подруги! Хотя быстрый ум часто подвергает языковые в случае необходимости точные, остроумные и действующие слова, и иногда и фортуна, становясь на помощь боязливым, вкладывает им неожиданно в уста такие вещи, на которые они в спокойном состоянии не смогли бы.
Читать далее

picture

Мессер Форез да Рабатта и маэстро Джотто


Однажды случилось ему быть в такой удалой компании в Монт-Уги, где несколько человек зазмагались между собой - какой флорентийский род благородных и древний? Одни говорили, что это Ламберти, вторые - Уберти, словом - каждый свое правил, как кто понимал.
Читать далее