Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Пампинея

07-02-2022

Сахаймося более смерти недостойных примеров, пойдем лучше жить в загонная владения (а у нас их хватает), и будем себе там развлекаться, утешаться и веселиться можно, не переступая, однако, ни в чем грани хорошего ума. Там слышно, как птицы поет, видно, как зеленеют пагоры и долины, как поле волнуется рожью, будто то море, там множество разнообразных деревьев, там небо будто откр - хоть и сердится на нас, и не скрывает своей извечной красоты; Любиша ведь глазам на все это смотреть, чем на опустошенные стены нашего города. Помимо того, и воздух там свежий, и больше всякого запаса, что нужно в такие времена для жизни, и меньше всякой напасти. Там, правда, тоже умирают крестьяне здесь горожане, и не так-то обидно, потому и домов, и людей там реже.

Опять же, если подумать, то мы никого здесь не покидаем, скорее о себе можем сказать, что мы брошены, ближние-то наши, или умерев, или от смерти повтикавшы, оставили нас на произвол судьбы в такой притузи. Поэтому никакой выговоры нам не будет, как мы поступим, что я советую: как же нет, то ждет нас горе, печаль, а может, и смерть. Так сделаем же вот что, если хотите: иски своих служанок, пусть идут за нами со всем нужно, и будем нянчить время сегодня здесь, а завтра там, развлекаясь и наслаждаясь, как только можно под эту невзгод. Это, по-моему, будет лучше. И пробовать там поты, пока не увидим, какой конец пошлет сей лиховщини небо (если смерть нас не постигнет ранее).

Еще и то подумайте, что достойно сойти отсюда подобает нам больше, чем многим другим жить здесь недостойно. Другие дамы, выслушав Пампинею, не только охотно согласились на ее совет, а стали вдруг обсуждать подробно между собой, что, как и почему, будто им осе только встать и идти тотчас в путь. Но Филомена, барышня весьма рассудительного, сказала: - Слушайте, все то, о чем говорила Пампинея, очень хорошо, но не следует срываться так знеобачкы, как вы отее собираетесь. Не забывайте, что все мы Женщины, а также младшая из промеж нас должен знать, как оно женщинам жить самим своим умом, как им справляться без мужского надзора. Мы же шатки, капризные, невероятные, малодушные и пугливы, потому-то я боюсь, если бы наша компания, не имея другого провода, кроме нас же самих, и не распалась преждевременно нам же на стыд.

Нужно позаботиться об этом заранее, прежде чем что-то начинать. Отзовется тогда Элиза: - Это правда, что мужчина женщине голова; если не даст он строя, то редко когда наши дела доходят до скутку. Но откуда нам взять тех мужчин? Все ведь мы знаем, что близки наши большей частью умерли, а где кто остался жив, те повиялися со своими кружками неизвестно куда, спасаясь от того самого бедствия, которого и мы хотим избежать, а чужих просить не подобие. Посему, как хотим спастись, надо все так устроить, чтобы, ища утешения и покоя, не напитаты на свою голову беды и стыда. Так разговаривали между собой си дамы, когда это в церковь вошли трое молодых кавалеров (младшему из них, правда, было не менее двадцать пять часов). Ни тяжелое лихолетье, ни потери друзир и родственников, ни страх за собственную жизнь не погасили и не остудили у них в груди пламя любви. Одного звали Панфил, второго Филострат, а третьего Дион, все трое были хороши на красоту и хорошие на обычай.


Смотрите также:
 Гвильельмо Борсьере
 Купеческий обычай
 Джироламо и Сальвестра
 Дионеево право
 Мессер Чино

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Монна Джованна


Услышав Федериго, чего желала его дама, увидев, что не может исполнить ее воли, потому что зарезал своего сокола, чтобы ее угостить, то так горько, что долго не смог сказать ей что-то в ответ. Монна Джованна подумала сначала, что тем он плачет, что жалко ему расставаться с возлюбленного своим соколом, и хотела уже было отказаться; от своей просьбы, и сдержалась, ожидая качестве ответа от Федериго.
Читать далее

picture

Ужин Пьетро ди Винчоло


Сама здорова знаешь, как состарится, то ни муж, ни собака на нас смотреть не хочет - ходи, баба, на пекарню горшки и миски считать да с котами мурлыкать. Еще песнь нас прокладывают: "Женщина - флячки, старицы - болячки", - и разве только эту одну!
Читать далее