Дионеево право
Повесть о Маэстро Симоне...

На сей раз пострадавшим был врач, приехал во Флоренцию из Болоньи в беличьей шапке на бараньей голове.

Купеческий обычай
Киприоты Руберто и Арригуччо...

Ночью женщина привязывала другой конец тесемки себе до большого пальца на ноге, а Руберто имел, придя под окно.

Мадонна Елена
Александрийская притча...

Бакаляр, вспоминая свысока ту надругательство, которого от нее дизнав, и слушая теперь ее плач и слезные мольбы.

Мазетто с Лампореккио

28-05-2020

Чтобы узнать, когда и как, и в каком наряде приходит к ней, конюший несколько ночей прятался в большом комнате королевского дворца, лежавшую между Королевой и Королевское опочивальней, и подсмотрел раз, как король вышел из комнаты, завернувшись в широкий и длинный плащ, посвитачем в одной руке и палочкой в другой, как он подошел к Королевское комнаты и молча стукнул раза два палкой в дверь, как ему тут же открыты и взяты из рук посвитача. Заметив, как уходил туда король и как выходил оттуда, конюший решил сделать так же. Он обзавелся как-то плаща, похожего на того, который носил король, а также посвитача и палки, вибанився хорошо в бане, чтобы не спугнуть королеву конюшенным запахом, и притаился снова в большой комнате. Удостоверившись, что все уже кругом уснуло и наступила подходящая волна или свое желание исполнить, или так славно желанной смерти пожить, он высек огня (не забыл, видишь, захватить с собой кремня и огнива), зажег посвитача, завернулся весь в плащ, подошел к Королевское спальни и стукнул дважды палкой в дверь. Ему открыла заспанная служанки, забрала и поставила к строке свет, а он молча пошел за завесу, снял плащ и лег в постель к королеве. Он страстно прижал ее к себе, но притворился, будто чем-то сердится (знал-то, что в сердитую руч король был не к языку), и, не сказав сам ни слова, ни слова от нее не услышав, несколько раз узнал королеву телесно. Как ни тяжело было уходить оттуда, и, боясь, чтобы ся большое удовольствие ему через Загай в горе не обернулась, встал, взял свой плащ и посвитача, вышел молча из комнаты и направился к своему логовищ.

Едва он туда добрался, как король встал и направился к Королевское покоя, очень этим ее удивив. Когда он был уже в постели и весело к ней поздоровался, королева, осмилена его любезностью, спросила: - О господин, что это у нас сегодня за новость? Вы были только у меня и больше, чем обычно, со мной навтишалися, а это уже опять пришли? Смотрите, чтобы чего не случилось. Сюю язык услышав, подумал король сразу, что кто-то обманул королеву, взяв на себя его облик и манеры, и, как человек здравомыслящий, увидев, что ни королева, ни кто другой этого не заметили, решил ничего не показывать. Не так поступил бы кто глупее, тот бы сразу начал: "Это был не я, а кто сюда приходил, и как, и что"? - А с того бы появилось много всякой беды: и королеву зря расстроил, и привел бы ее, возможно, по мнению еще раз того добра попробовать, и покрыл бы себя позор, огласке это дело, что не было бы стыда ее и замолчать. Хотя душа короля гневом кипела, он спокойно сказал королеве: - Разве ты меня, жена моя, за такого есть, что, раз у тебя побывав, не может вдруг прийти? А та ему: - Нет, я не о том, мой господин. Прошу только, чтобы вы здоровье свое уважали. Тогда король сказал: - Ну ладно, я послушался твоего совета и не буду больше тебя сегодня беспокоить.

Засветив свечку в маленьком фонарике, он отправился по-под конюшнями к большой людской, где пришло почти все его служебництво. Будучи убежден, что у того, кто коварно овладел его женой, и еще от недавних усилий живчик бросается чаще, а сердце бьется сильнее, он начал у всех по очереди ощупывать грудь, чтобы проверить, как у кого бьется сердце. Все слуги твердо спали, кроме того конюшего, что вернулся от королевы. Увидев же Иоанн, который вошел король, сразу догадался, кого он ищет, и так испугался, что его сердце, от той напряжения вщухнувшы, из страха еще больше забилось: ну, думает, как заметит это король, то мне смерть . Всякие мысли в его голове шибалися, и, видя, что король оружия при себе не имеет, он решил все-таки притвориться спящим и ждать, что дальше будет. Король многих уже проверил, а не нашел, кого искал, наконец, подойдя к тому конюшего и постеригшы, как бьется его сердце, сам себе сказал: "Это он!" Не желая, однако, чтобы любой догадался о его намерениях, он ничего не сделал потому конюшему, только ножницами, что имел с собой, подстриг ему с одной стороны немного волос (а в те времена все носили длинные), чтобы по сей примете узнать завтра утром виноватого; это сделав, он выбрался из людской и ушел к себе в покои. Конюший хорошо слышал, что сделал с ним король, и, как человек хитрый, дорозумився сразу, зачем его так назначено. Он немедленно встал с постели, нашел ножницы - их было, к счастью, в конюшне несколько штук, гривы лошадям подрезать - и осторожно понадстригував во всех слуг, что в людской спали, понемногу над ухом, так как ему король, и, никем не замеченный , пошел спать на свое место.


Смотрите также:
 Джанни Лоттеринги
 Ифигения и Кимон
 Мессер Чино
 Дионеево право
 Свадьба Теодора и Виоланты

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):

Недавно добавлено:

picture

Руководство Дионео


Силах жить и нет сил умереть, Ежедневно, щомить растут мои страдания. Вволю же, любовь, одно мое желание: Нас сетью одной С ним оплутай - в твоей это воле.
Читать далее

picture

Джанни Лоттеринги


Федериго, что дома не ужинал, надеясь на Тессин угощение, хорошо понял слова той заказы: он пошел в сад, нашел под указанным деревом двух каплунов, вино и яйца, понес все это домой и поужинал по вкусу. Впоследствии не раз смеялся он над тем закажите, когда входил к своей любовницей.
Читать далее